Ибрагим Бильмез: Турция должна использовать свой шанс

Выражая озабоченность проблемами со здоровьем курдского национального лидера Абдуллы Оджалана, адвокат Ибрагим Бильмез подчеркнул, что каждый должен продемонстрировать свою демократическую реакцию.

Ибрагим Бильмез сказал: «Турции необходимо как можно скорее положить конец этой политике, открыть двери для диалога и начать диалог с г-ном Оджаланом». Он отметил, что эта проблема должна быть решена и чем раньше она будет решена, тем меньше это будет стоить Турции.

Заявив, что лидер Абдулла Оджалан – шанс для всех народов, Ибрагим Билмез сказал: «Турция должна использовать свой шанс».

Ибрагим Бильмез заявил, что турецкие власти не ответили им на решения, принятые Комитетом министров Совета Европы по Турции, и подчеркнул, что, если Турция будет упорно не подчиняться, Турция может быть исключена из Совета. Он добавил, что такая ситуация будет иметь серьезные последствия для Турции.

Корреспондент ИА «ANHA» побеседовала с Ибрагимом Бильмезом, одним из адвокатов курдского национального лидера Абдуллы Оджалана, об усилении изоляции Абдуллы Оджалана, решениях Комитета министров, настаивании на отсутствии решения и о том, что нужно сделать, чтобы положить конец изоляции в 2022 году.

– В Имралы уже 23 года абсолютная изоляция. В своих предыдущих заявлениях вы говорили, что не можете получить никакой информации от Абдуллы Оджалана после 2015 года. Как вы оцениваете эту крайнюю изоляцию, которая теперь очевидна для всех?

– Это неприемлемо с точки зрения закона, этики, религии или гуманности. Следовательно, эту ситуацию следует обжаловать. То, что произошло в Имралы, не имеет аналогов в мире. Мы приводили пример Гуантанамо, но даже там заключенные каким-то образом могли встретиться со своими адвокатами. В Имралы мы находимся в позиции, которая выходит за рамки этого, мы даже не можем получить никаких новостей.

Турция является членом Совета Европы, в ее конституции прописано верховенство закона и содержится множество положений о правах человека, она подписала Европейскую конвенцию по правам человека и признает все права, закрепленные в ней: права человека, право на жизнь, право на равенство, право против жестокого обращения и т. д. Несмотря на это, люди не могут посещать тюрьмы в Турции. Последние новости мы получили в марте этого года. Телефонный разговор с г-ном Оджаланом был прерван, но он состоялся из-за некоторых новостей, опубликованных в СМИ. Мы не знаем, почему он был прекращен.

Во время короткой встречи со своим братом г-н Оджалан сказал: «Я не принимаю эту незаконность и хочу встретиться со своими адвокатами». С тех пор мы еще больше расширили нашу борьбу. Мы подавали заявки на встречи каждый день и продолжаем эти попытки. В Турции, когда дело касается Имралы и г-на Оджалана, все решается на бумаге.

– Судья по уголовным делам Бурсы отметил, что 12 октября был введен 6-месячный запрет на посещение адвокатов, а 18 августа – 3-месячный запрет на свидания с семьей. Однако адвокатов не проинформировали о причинах запрета. Какова юридическая основа этих приговоров?

– Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны сначала встретиться с нашими клиентами. И это самая большая проблема – мы не можем встречаться и общаться с ними. Если бы мы могли встретиться, мы могли бы спросить их, что случилось и почему было назначено дисциплинарное взыскание. Но и об этом мы не можем спросить. Мы не знаем, было ли наказание, из-за чего.

В последние годы дело дошло до того, что они стараются помешать нашим юристам оказывать юридическую помощь. Поэтому дисциплинарные взыскания от нас скрывают, нас не информируют. Мы постоянно обращаемся за помощью к адвокатам и семьям. Даже в ответах на заявки не сказано, почему их отклоняют. Но уже слишком поздно. Мы возражаем против судебного исполнителя. Этот период занимает годы, и когда он заканчивается, мы передаем его в Европейский суд по правам человека. Судебная процедура продолжается. Они этого больше не хотят и пытаются это предотвратить. Вот почему это скрыто от юристов.

Отговорки, показываемые как препятствие для встречи, стали обычным делом. Подставка сломана, погодные условия не подходят и т. д. Фактически они ничего не объясняют.

В 2011 году против адвокатов Оджалана была проведена крупная операция – были арестованы десятки из них. Это была самая крупная операция против юристов в Турции. В то время эта политика проводилась сообществом Фетхуллаха Гюлена и правительством ПСР. До 27 июля 2011 года были представлены следующие обоснования: либо корабль ломался каждую неделю, либо стояла плохая погода, либо капитан корабля болел. Каждую неделю правительство официально лгало нам. Встречи были крайне редкими: мы могли видеться раз в два месяца. Но после 27 июля переговоры были прерваны.

После последней встречи в ноябре против адвокатов была проведена крупная операция. Почти все задержанные считались «террористами», а тюрьмы были заполнены. После «попытки государственного переворота» 15 июля правительство первым делом 16 июля приняло решение о судье по исполнению приговоров в Бурсе. Причина, приведенная нам, заключается в следующем. Есть решение суда, мнение юриста запрещено. Однако этому нет места в турецком законодательстве. Чтобы скрыть это, они договорились и сделали законным. Но то, что это становится законным, не означает, что это легитимно. Они даже не соблюдают требования закона.

Голодовка 2019 года дошла до такой степени, что государству пришлось отступить, и спустя годы прошло 4 встречи с адвокатами. Также было отменено решение о запрете судьи по исполнению приговоров. Тогда Минюст выступил со словами: «Такого закона нет». Но через некоторое время они продолжили де-факто запрет без решения.

– Почему переговоры были снова прерваны

– Это тесно связано с точкой зрения Турецкой Республики и ее правительства по курдскому вопросу. Когда в курдском вопросе будут изменения, изоляция в Имралы ослабнет и общественность получит облегчение. Но, похоже, государство и правительство через некоторое время посчитали, что это ему не на пользу, и прекратили процессы. После этого в Имралы установилась безжалостная изоляция.

Тот факт, что эта изоляция осуществляется в Имралы, на самом деле является большой несправедливостью, потому что г-н Оджалан более чем выполнил свои обязанности во всех процессах. Он также показал, насколько он готов и способен решить курдскую проблему мирными и демократическими средствами. Г-н Оджалан разработал теорию и практику этой работы. Это пример черной несправедливости, вошедшей в историю.

После заседания ЕСПЧ, проходившего с 30 ноября по 2 декабря, на повестку дня было внесено «право надежды» лидера Абдуллы Оджалана. Что это за право и какое отношение к этому имеют так называемые дисциплинарные наказания?

– В Турции не было пожизненного заключения с отягчающими обстоятельствами. Была смертная казнь, но она не применялась. В 1999 году, когда г-на Оджалана привезли в Турцию и предали суду, там была смертная казнь. Даже те, кого приговорили к смертной казни в Турции, в том числе политзаключенные, отсидели максимум 20 лет. Тому есть тысячи примеров.

Однако, когда г-на Оджалана предали суду, Турции пришлось отменить смертную казнь, чтобы не быть осужденным Европейским судом по правам человека и ослабить давление со стороны Европы. Конечно, сказалась и воля курдского народа. Когда ее отменили, вместо него изобрели пожизненное заключение с отягчающими обстоятельствами. Такого еще не было. Это означает: вы сажаете человека в тюрьму и говорите: «Это ваш гроб». Они изобрели это наказание для господина Оджалана, но оно применяется к тысячам людей. Потому что статья, включенная в закон, должна применяться ко всем в соответствии с принципом общности.

Это больше не проблема, которая относится только г-ну Оджалану, это большая проблема для Турции. Мандат отправляется людям, которые получают этот приговор в тюрьме. Наказание для людей, приговоренных к пожизненному заключению с отягчающими обстоятельствами, гласит: «Вы не сможете выйти, пока не умрете». Это очень неэтичная практика. По мнению Европейского суда по правам человека, это пытки и жестокое обращение. Такой приговор нарушает статью 3 Европейского суда по правам человека.

ПРОБЛЕМА СТАЛА ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕЙ

Европейский суд постановил, что это наказание противоречит закону, и обязал Турцию заменить приговор, создать механизм, который подарит осужденным людям надежду вернуться в общество по прошествии определенного периода времени. Это то, что мы называем «правом на надежду». Человек, которого вы посадили в тюрьму, должен знать, что однажды он может выйти.

Турция ничего не сделала с 2014 года, ни единого шага, количество приговоренных к этому наказанию увеличивалось день ото дня. Мы обращались в Комитет министров Совета Европы 3 раза, и Комитет министров каждый раз запрашивал у правительства ответ. Правительство представило план действий о том, что делать с двумя пожизненными заключениями с отягчающими обстоятельствами. Но эти планы действий были пустыми планами, ничего конкретного.

Таким образом, проблема остается нерешенной до сегодняшнего дня. В последние месяцы турецкие неправительственные организации и юридические организации вмешались, поскольку пожизненное заключение с отягчающими обстоятельствами касается тысяч людей. Они обратились в Комитет министров. Комитет министров провел трехдневное заседание по заявкам. В принятых решениях Турции было дано время на согласование не позднее сентября.

После этой встречи вы получили ответ от государства?

– Нет, к сожалению, никакого прогресса. Турции необходимо представить план действий. Когда будут внесены правовые изменения, когда это законодательное изменение дойдет до парламента, когда он их утвердит, он должен все это отправить в Комитет министров. Но он его не отправил. Так что на данный момент прогресса нет. Мы ждем.

Что произойдет, если Турция не предпримет никаких шагов в направлении решения ЕСПЧ?

– Даже тот факт, что государство-член Совета Европы поставило себя в такую ​​ситуацию, является крайне унизительной ситуацией на международной арене. Поскольку государство не применяет собственное законодательство, не выполняет требования Европейской конвенции о правах человека, подписанной им, это попадает в лигу прав человека. Если Турция упорно не будет выполнять свои требования, последним пунктом этого будет исключение Турции из числа членов Совета Европы.

Для Турции это будет иметь исторические и серьезные последствия. Это означает полный разрыв Турции с европейской системой. Это означает, что Турция поворачивается лицом к Востоку, Азии и Евразии и ищет новые союзы. Но Турция не может себе этого позволить, поэтому необходимо как можно скорее выполнить решение ЕСПЧ.

– Есть серьезные опасения по поводу здоровья Абдуллы Оджалана. Есть ли какая-либо информация или прогресс, которые успокоят общественность?

– К сожалению, нет. Мы очень обеспокоены этим. Г-н Оджалан страдает множеством хронических заболеваний, которые были обнаружены еще до Имралы. Когда мы видели его в Имралы, мы сами могли наблюдать за ситуацией. У него были очень серьезные проблемы с глазами. У него слезились глаза, и ему приходилось закрывать их. Его веки болели от протирания салфеткой. У него были проблемы с дыханием, иногда он не мог дышать. Климат Имралы очень плох для таких болезней.

Когда мы думаем об этом и принимаем во внимание возраст г-на Оджалана, мы беспокоимся. Если все это сочетается с жестокой и незаконной изоляцией, наши опасения по праву усиливаются. Мы подаем заявки относительно состояния здоровья г-на Оджалана, но не можем получить никакого ответа.

Запрет на телефонные звонки также является мерой изоляции. Ни для кого нет препятствий для телефонных звонков в местах отбывания пожизненного заключения, но в Имралы такого нет. В начале пандемии г-н Оджалан смог только один раз поговорить со своей семьей по телефону, а в марте прошлого года была прерван телефонный разговор. Как юристы, мы делаем все возможное в этом отношении, но закон в Имралы не работает.

– Абдуллу Оджалана люди считают лидером. Как обостренная изоляция отражается на политических и социальных событиях?

– Ответ на ваш вопрос очевиден. Если вы посмотрите на Турцию, вы увидите, что страна чрезвычайно поляризована. В Турции нет правовой защиты людей. Верховенство закона существует только на бумаге. Права человека ликвидированы, экономика почти рухнула, люди настроены пессимистично. У нас очень плохая картина, и в Имралы абсолютная изоляция. Все это идет параллельно. Если в Имралы изоляция, значит, решения нет.

К сожалению, подход к Оджалану и курдскому вопросу влияет на будущее всех народов Турции. Напротив, когда предпринимаются усилия для решения и ведутся переговоры с г-ном Оджаланом, вырисовывается совершенно иная картина.

Вы упомянули, что Турция переживает упадок. На кону многое. Почему сохраняется такая неразрешимая ситуация?

– Тут несколько причин. Правительство считает, что процесс решения навсегда остановлен, а выборы, проводимые сразу после процесса, являются поворотным моментом. Если глава государства искренне любит свою страну, он должен быть готов пожертвовать своей властью, если это необходимо, для решения структурных проблем своей страны. Есть примеры тому. Я надеюсь, что политики в Турции извлекут уроки из этих хороших примеров и проложат путь к разрешению курдской проблемы на справедливой и демократической основе. Потому что нерешенный курдский вопрос может удержать вас у власти, но он ведет страну к катастрофе.

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОЖАВЫ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИМЕРОМ ДЛЯ ТУРЦИИ

Другой причиной может быть ненависть к курдам. Везде, где курды чего-то достигает, турецкое государство выступает против этих достижений. Я говорю о событиях в Рожаве. Время, когда курды установили демократическую структуру в Рожаве, совпадает с годом, когда процесс урегулирования конфликта подошел к концу. После этого в Рожаве велись боевые действия. Отражение тупика Турции присутствует и в Рожаве. Если бы все было наоборот, демократическая автономия, достигнутая в Рожаве, могла бы быть полезна для Турции. К сожалению, эта политика привела к поражению Турции и ее народов, они проигрывают.

Турции необходимо как можно скорее положить конец этой политике, открыть двери для диалога и снова начать диалог с г-ном Оджаланом. В конечном итоге этот вопрос нужно решать. Чем раньше Турция решит эту проблему, тем меньше это будет стоить стране. Г-н Оджалан – это шанс для всех народов, и нет другого человека, как г-н Оджалан, который создает конкретные проекты и решения. Турция должна правильно воспользоваться этим шансом.

– Различные кампании проводятся в четырех частях Курдистана, Турции, Европе и Южной Африке для физической свободы лидера Абдуллы Оджалана, против изоляции Имрали, которая продолжается уже 23 года. Что вы думаете об этих кампаниях?

– Я считаю эти кампании очень важными. Мы вряд ли вообще можем получить какие-то результаты без этого. Г-н Оджалан говорил: «Курдский вопрос – это мое дело, а мое дело – политическое». Следовательно, это можно решить политической борьбой. Эти кампании играют большую роль, их следует еще больше увеличить, чтобы они служили свободе г-на Оджалана.

–– Что нужно сделать, чтобы лидер Абдулла Оджалан стал свободным в 2022 году?

– Я уверен, что способность курдского народа сочувствовать чрезвычайно высока. Им нужно поставить себя на место г-на Оджалана и наших трех подзащитных. Когда они поместили г-на Оджалана в Имралы, некоторые фашистские группировки сказали: «Почему вы простили Оджалана, почему бы вам не повесить его?» Тунсер Кылынч, в то время генеральный секретарь Совета национальной безопасности, дал следующий ответ на такую ​​реакцию: «Если мы казним Оджалана, он будет страдать полминуты и будет спасен. Но мы похороним его в таком гробу, что он будет умирать в агонии долгие годы».

Действительно, Имралы – такое место. До 2009 года в Имралы не было никого, кроме г-на Оджалана. Г-н Оджалан пытался дышать и жить на территории площадью 11 квадратных метров между четырьмя стенами, не слыша чьего-либо голоса. Лишь его чувство ответственности сохраняло ему жизнь. Этот срок увеличился до 23 лет. Возраст и проблемы со здоровьем г-на Оджалана очевидны. Поэтому каждый должен принять это внимание и перестать относиться к изоляции как к чему-то обыденному. Каждый должен как можно больше демонстрировать свою демократическую позицию и выражать её.