Побег из турецкого плена в горы свободы

Тюрьма в Амеде входит в тройку самых жутких тюрем мира. Оказаться там партизану -- значит попасть в ад. Турецкие власти бахвалятся – бежать из этой тюрьмы невозможно. Но партизану Дилеру Амеду удалось.

У каждого своя история. Десятки тысяч людей в застенках турецких тюрем лелеют мечту о свободе. Дилер Амед – один из тех, у кого получилось осуществить эту мечту. В 2016 году он и еще шесть его товарищей сбежали из тюрьмы в Амеде. Сейчас они на свободе и борются за свободу других.

В интервью «Фратньюс» партизан рассказал о том, как несколько раз он планировал побег, но планы рушились. Товарищей, которым удавалось бежать, ловили турецкие власти. Но он не сдался.

Вы можете рассказать, когда вас поймали?

Меня схватили во время войны 2011-2012 годов. В эти годы в Курдистане шла ожесточенная война. Партизаны осуществляли серьезные наступательные действия, которые дали хорошие результаты. Это был год успешных операций, где многие проявили мужество и героизм. В 2012 году в Северном Курдистане произошли ожесточенные столкновения. В центральном регионе, в Дерсиме и Ботане, имели место масштабные операции. Я тогда был в Амеде, в подразделении Акдаг. В тноябре, во время нападения на наше подразделение я был ранен и попал в плен. Конечно, после этого я угодил в тюрьму. Безусловно, это самая сложная ситуация, в которой может оказаться партизан.

В какую тюрьму Вы попали в самом начале?

После ареста меня доставили в тюрьму Бингёль. Я останавливался там недолго. Товарищи вырыли там туннель для побега. Какое-то время я тоже принимал участие в этом. Но позже меня перевели в Амед. Конечно, это было не нам решать. Государство переводит нас из одной тюрьмы вдругую. Они такими действиями постоянно дают вам понять: «Вы находитесь под моим контролем, вы в моей власти».

Как Вы себя чувствовали после того, как узнали о побеге товарищей из тюрьмы Бингёль?

Они бежали из Бингёль вскоре после того, как меня перевели. Это была огромная радость для меня. С другой стороны, я подумал: «Если бы только я был с ними, я бы бежал вместе с ними… Если бы я только мог вернуться к своим товарищам...»

Радость об известии о побеге из Бингёля исчезла, ведь товарищей поймали. Некоторых из них отправили в тюрьму Ван, а другие попали в тюрьму Анкары. Но мы продолжали писать им и получать от них новости. Мы пытались понять, как они. Каков был их моральный дух, настроение, в каком они положении. Конечно, мы всегда надеялись сбежать.

Некоторых из товарищей позже перевели из тюрьмы Вана в тюрьму Амеда. План побега всё еще был нашей главной надеждой. Они всегда говорили: «Мы не останемся в тюрьме, мы не примем эту тюрьму, мы будем пробовать снова и снова. Правильно, первый раз у нас не получилось, но второй раз у нас получится. Нас не запугать».

Тогда вы и совершили побег?

Мы изучили условия в тюрьме Амед и попытались разработать план. Тюрьма Амеда отличается от других тюрем. Она имеет важное идеологическое значение для нас. Потому что это место, где живы традиции Кемаля, Хайри и Мазлума. Это крепость нашего сопротивления. Поэтому удар по врагу здесь, именно в этой тюрьме, имел для нас первостепенное значение.

Тюрьма Амед также важна для врага, потому что это место, где определяется общая тюремная политика. Отношение к заключенным в тюрьме Амеда копируется другими тюрьмами. Это место, где наиболее жестокое обращение с заключенным. Кроме того, Амед – столица Курдистана, и этот факт имеет большое значение. Однако тюрьма Амедаот других тюрем отличается еще и своей охраной системой.Враг неоднократно этим хвастался. Эта тюрьмы — тюрьма строгого режима. Они неоднократно говорили, что побег из Амеда невозможен. Эта крайняя самоуверенность врага и стала нашим преимуществом. Потому что это было не так.И мы это поняли. Мы составили план и сбежали. Готовились к побегу полгода. Эти шесть месяцев мы занимались спортом и морально готовили себя к побегу. Мы постоянно обсуждали, как нам преодолеть проблемы, которые могут возникнуть по ходу. 

Мы составили план для каждого. Все мы были партизанами, но нас схватили в разных местах. Мы советовались друг с другом, обменивались идеями и, наконец, пришли к выводу, что мы можем это сделать. И мы сделали это. Мы изучили всю охранную систему тюрьмы: количество камер,корридоры, башни, сигнальные провода и тепловизоры. Мы обсудили, как нам обойти все это, разработали альтернативные планы по каждому направлению. Послешести месяцев напряженной работы и подготовки, в ночь на 6 марта мы бежали.

Как вы встретились с товарищами после побега? Что вы делали дальше?

Сразу после нашего побега нас поселили в Амеде, в сельской местности. Это было невероятное счастье для нас. Мы очень были рады оказаться снова там. Вскоре после этого мы встретились с отрядом героя Азада Сисара и на некоторое время остались там.

Как вы попали в  Зоны обороны Медья?

Поскольку в прошлом мы уже были в партизанских отрядах, некоторые из нас хорошо знали окрестности Амеда, а другие – Эрзурум. Мы хотели остаться на севере (прим. – Северном Курдистане), но наши товарищи решили, что нам лучше отправиться в Зоны обороны Медья в Южном Курдистане. Поэтому мы отправились туда.

Здесь я должен рассказать про товарища Хевала Азада. В 2014-2015 годах он был командиром в провинции Амед. До этого он некоторое время служил командиром в Эрзуруме. Он очень многое сделал, особенно во время войны 2015-2016 годов. Под его руководством в 2017 году в регионе шла напряженная борьба. Тогда, в одном из боёв, он погиб. Его можно охарактеризовать как «командующего времени». Он принимал участие в координации боевых действий во время сопротивления в Сур, Лидже и других районах Амеда. Он был великим революционером, партизаном и полководцем.

Теперь Вы партизан в районе Зап. Вы можете описать борьбу, которая ведется здесь? 

В 2016-2017 годах в Зап были очень сильные столкновения и серьезная война. Враг атаковал область. У них всегда на этот район были особые планы. Вспомнить хотя бы их военные операции в 1997 или 2008. Их атаки всегда были направлены на оккупацию района Зап. Ожесточенная война 2016 года получила новый виток в 2017 году.

В 2017 году была наша операция Кала Бадаве. Противник понёс серьезные потери и был вынужден отступить. Многие наши близкие товарищи пали в этих боях под предводительством героя Марвана. Их героическое сопротивление и помешало наступлению вражеских войск в регион. Это сопротивление изменило ход военных действий.Поэтому враг был вынужден отступить снова. После прошла крупная операция в Харагол, где наши отряды также проявили невероятную стойкость и героизм. Одна из наших частей противостояла турецкой армии целую неделю. Хотя вражеские солдаты использовали самоенемыслимое военное вооружение, и местность была очень неудобная, но наши отряды смогли дать им отпор.

Побег из турецкого плена в горы свободы

Тюрьма в Амеде входит в тройку самых жутких тюрем мира. Оказаться там партизану -- значит попасть в ад. Турецкие власти бахвалятся – бежать из этой тюрьмы невозможно. Но партизану Дилеру Амеду удалось. 

У каждого своя история. Десятки тысяч людей в застенках турецких тюрем лелеют мечту о свободе. Дилер Амед – один из тех, у кого получилось осуществить эту мечту. В 2016 году он и еще шесть его товарищей сбежали из тюрьмы в Амеде. Сейчас они на свободе и борются за свободу других.

В интервью «Фратньюс» партизан рассказал о том, как несколько раз он планировал побег, но планы рушились. Товарищей, которым удавалось бежать, ловили турецкие власти. Но он не сдался.

Вы можете рассказать, когда вас поймали?

Меня схватили во время войны 2011-2012 годов. В эти годы в Курдистане шла ожесточенная война. Партизаны осуществляли серьезные наступательные действия, которые дали хорошие результаты. Это был год успешных операций, где многие проявили мужество и героизм. В 2012 году в Северном Курдистане произошли ожесточенные столкновения. В центральном регионе, в Дерсиме и Ботане, имели место масштабные операции. Я тогда был в Амеде, в подразделении Акдаг. В ноябре, во время нападения на наше подразделение я был ранен и попал в плен. Конечно, после этого я угодил в тюрьму. Безусловно, это самая сложная ситуация, в которой может оказаться партизан.

В какую тюрьму Вы попали в самом начале?

После ареста меня доставили в тюрьму Бингёль. Я останавливался там недолго. Товарищи вырыли там туннель для побега. Какое-то время я тоже принимал участие в этом. Но позже меня перевели в Амед. Конечно, это было не нам решать. Государство переводит нас из одной тюрьмы вдругую. Они такими действиями постоянно дают вам понять: «Вы находитесь под моим контролем, вы в моей власти».

Как Вы себя чувствовали после того, как узнали о побеге товарищей из тюрьмы Бингёль?

Они бежали из Бингёль вскоре после того, как меня перевели. Это была огромная радость для меня. С другой стороны, я подумал: «Если бы только я был с ними, я бы бежал вместе с ними… Если бы я только мог вернуться к своим товарищам...»

Радость об известии о побеге из Бингёля исчезла, ведь товарищей поймали. Некоторых из них отправили в тюрьму Ван, а другие попали в тюрьму Анкары. Но мы продолжали писать им и получать от них новости. Мы пытались понять, как они. Каков был их моральный дух, настроение, в каком они положении. Конечно, мы всегда надеялись сбежать.

Некоторых из товарищей позже перевели из тюрьмы Вана в тюрьму Амеда. План побега всё еще был нашей главной надеждой. Они всегда говорили: «Мы не останемся в тюрьме, мы не примем эту тюрьму, мы будем пробовать снова и снова. Правильно, первый раз у нас не получилось, но второй раз у нас получится. Нас не запугать».

Тогда вы и совершили побег?

Мы изучили условия в тюрьме Амед и попытались разработать план. Тюрьма Амеда отличается от других тюрем. Она имеет важное идеологическое значение для нас. Потому что это место, где живы традиции Кемаля, Хайри и Мазлума. Это крепость нашего сопротивления. Поэтому удар по врагу здесь, именно в этой тюрьме, имел для нас первостепенное значение.

Тюрьма Амед также важна для врага, потому что это место, где определяется общая тюремная политика. Отношение к заключенным в тюрьме Амеда копируется другими тюрьмами. Это место, где наиболее жестокое обращение с заключенным. Кроме того, Амед – столица Курдистана, и этот факт имеет большое значение. Однако тюрьма Амедаот других тюрем отличается еще и своей охраной системой.Враг неоднократно этим хвастался. Эта тюрьмы — тюрьма строгого режима. Они неоднократно говорили, что побег из Амеда невозможен. Эта крайняя самоуверенность врага и стала нашим преимуществом. Потому что это было не так.И мы это поняли. Мы составили план и сбежали. Готовились к побегу полгода. Эти шесть месяцев мы занимались спортом и морально готовили себя к побегу. Мы постоянно обсуждали, как нам преодолеть проблемы, которые могут возникнуть по ходу. 

Мы составили план для каждого. Все мы были партизанами, но нас схватили в разных местах. Мы советовались друг с другом, обменивались идеями и, наконец, пришли к выводу, что мы можем это сделать. И мы сделали это. Мы изучили всю охранную систему тюрьмы: количество камер,корридоры, башни, сигнальные провода и тепловизоры. Мы обсудили, как нам обойти все это, разработали альтернативные планы по каждому направлению. Послешести месяцев напряженной работы и подготовки, в ночь на 6 марта мы бежали.

Как вы встретились с товарищами после побега? Что вы делали дальше?

Сразу после нашего побега нас поселили в Амеде, в сельской местности. Это было невероятное счастье для нас. Мы очень были рады оказаться снова там. Вскоре после этого мы встретились с отрядом героя Азада Сисара и на некоторое время остались там.

Как вы попали в  Зоны обороны Медья?

Поскольку в прошлом мы уже были в партизанских отрядах, некоторые из нас хорошо знали окрестности Амеда, а другие – Эрзурум. Мы хотели остаться на севере (прим. – Северном Курдистане), но наши товарищи решили, что нам лучше отправиться в Зоны обороны Медья в Южном Курдистане. Поэтому мы отправились туда.

Здесь я должен рассказать про товарища Хевала Азада. В 2014-2015 годах он был командиром в провинции Амед. До этого он некоторое время служил командиром в Эрзуруме. Он очень многое сделал, особенно во время войны 2015-2016 годов. Под его руководством в 2017 году в регионе шла напряженная борьба. Тогда, в одном из боёв, он погиб. Его можно охарактеризовать как «командующего времени». Он принимал участие в координации боевых действий во время сопротивления в Сур, Лидже и других районах Амеда. Он был великим революционером, партизаном и полководцем.

Теперь Вы партизан в районе Зап. Вы можете описать борьбу, которая ведется здесь? 

В 2016-2017 годах в Зап были очень сильные столкновения и серьезная война. Враг атаковал область. У них всегда на этот район были особые планы. Вспомнить хотя бы их военные операции в 1997 или 2008. Их атаки всегда были направлены на оккупацию района Зап. Ожесточенная война 2016 года получила новый виток в 2017 году.

В 2017 году была наша операция Кала Бадаве. Противник понёс серьезные потери и был вынужден отступить. Многие наши близкие товарищи пали в этих боях под предводительством героя Марвана. Их героическое сопротивление и помешало наступлению вражеских войск в регион. Это сопротивление изменило ход военных действий.Поэтому враг был вынужден отступить снова. После прошла крупная операция в Харагол, где наши отряды также проявили невероятную стойкость и героизм. Одна из наших частей противостояла турецкой армии целую неделю. Хотя вражеские солдаты использовали самоенемыслимое военное вооружение, и местность была очень неудобная, но наши отряды смогли дать им отпор.