Фоза Юсиф: КНС выдвигает невыполнимые требования

Член президентского совета партии «Демократический союз» Фоза Юсиф заявила, что переговоры по поводу национального единства в Рожаве зашли в тупик.

В своём интервью информационному агентству «Фират» Фоза Юсиф высказалась по этому вопросу, также поделившись своими соображениями по поводу турецкой агрессии в северной и восточной Сирии, переговоров относительно новой конституции Сирии, проходящих в Женеве, новой политики США в отношении Сирии, роли России в политическом решении, а также о последних изменениях в Шенгале.

Фоза Юсиф заявила, что переговоры зашли в тупик из-за того, что КНС «переходит допустимые границы, установленные жителями Рожавы, и выдвигает заведомо невыполнимые требования».

Подчёркивая тот факт, что именно турецкие военные подразделения и протурецкие боевики-исламисты являются главной проблемой для мирного решения конфликта в Сирии, Фоза Юсиф добавила: «Нужно создать новый оппозиционный фронт. Женевский формат должен быть изменён, необходимо создать новый комитет по обсуждению будущей конституции».

Фоза Юсиф заявила, что они ожидают от администрации США новой серьёзной программы по выходу из кризиса, а также поддержку в борьбе с ИГИЛ (организация, запрещённая в РФ). Также она отметила, что Россия может внести серьёзный вклад в решение сирийской проблемы, если захочет этого.

Юсиф дала свою оценку соглашению, подписанному между ДПК и центральным правительством в Багдаде в отношении Шенгала и нарастающему напряжению в регионе: «Никто не должен заявлять, что он является единственным выразителем интересом курдов, не должен считать себя вправе говорить от имени всего народа».

– В Рожаве переговоры по поводу национального единства продолжаются уже почти год. Как вы можете прокомментировать нынешнюю стадию переговоров между ПНКЕ и КНС?

– Мы считаем, что переговоры между курдскими партиями и организациями в Рожаве представляют стратегическую важность как для решения внутренних проблемы курдов, так и для выхода из общесирийского кризиса. В самом начале переговорного процесса, который действительно идёт уже почти год, были сделаны важные шаги и достигнут серьёзный прогресс. Для курдов является крайне важным вести переговоры в поисках решения, которое устроит всех. Однако в последнее время эти переговоры зашли в тупик и были заморожены.

– По какой причине переговоры зашли в тупик?

– Смена людей в составе группы, которая служила посредником в переговорах от имени США и коалиции, оказала определённое влияние. Однако главная причина заключается совсем в другом – в подходе КНС, который рассматривает Рожаву как некую частную компанию и стремится получить в ней свою долю, расширить своё влияние. Однако цель переговоров о национальном единстве – это отнюдь не попытка поделить Рожаву. Мы стремимся к тому, чтобы каждая из политических партий и сил в регионе получила своё представительство в руководстве в зависимости от своего вклада в общее дело и от числа людей, которые её поддерживают. КНС же больше ориентируется на модель, которая сейчас используется в Башуре, южном Курдистане, стремясь попросту поделить власть и сферы влияния. Мы же считаем, что реальность, в которой живёт Рожава, отличается от того, что мы наблюдаем в Башуре, и что та модель неприменима в наших условиях. У каждого региона есть свои характерные особенности. Модель власти в нашем регионе должна основываться на специфике, характерной для Рожавы. Если вы не принимаете это во внимание, то окажетесь в тупике.

Также важно упомянуть встречу представителей КНС с официальными лицами Турции, куда лидеры КНС приезжали с визитом. Турецкая власть отрицает курдский народ, само его существование, наличие курдской проблемы. Последний визит представителей КНС в Турцию лишь усилил имеющиеся разногласия между курдскими политическими силами. Он вызвал серьёзную негативную реакцию у части нашего общества. Данная встреча состоялась в то время, когда Турция продолжает проявлять агрессию в Африне, Гре Спи и Сарекание, когда со стороны турецких властей проводится политика, направленная на изменения демографической ситуации в регионе, крайне негативно повлияв на ход переговоров.

То, что представители КНС продолжают сотрудничать с убийцами Хаврин Халаф, ослабляет наши шаги, направленные на достижение единства. Фотографии, на которых лидеры КНС запечатлены вместе с теми, кто каждый день подвергает нападкам наши национальные ценности, вызвали широкий резонанс. Эти недальновидные действия, ранившие чувства нашего народа, делают процесс дальнейших переговоров весьма затруднительным, подпитывая наши сомнения и опасения. Мы считаем, что есть определённые границы, которые ни в коем случае нельзя пересекать, ведь народ Курдистана не простит этого, и каждый должен помнить об этом.

Всё вышеперечисленное привело к заморозке переговоров. Помимо этого стоит отметить, что КНС каждый день выдвигает новые невыполнимые требования, с которыми никак нельзя смириться. Подобные требования оказывают своё негативное влияние на переговоры.

– С другой стороны, как вы уже упоминали, нападения турецких солдат и протурецких боевиков в регионе в последнее время участились

– Да, атаки турецкой армии и боевиков-исламистов действительно участились в последнее время, в особенности в таких регионах, как Айн-Исса, Гре Хурма (Тель-Тамир) и Шахба. Также значительно возросло число военных преступлений в Африне, Сарекание и Гре Спи. В своё время был опубликован доклад ООН, посвящённый этому вопросу. Однако, поскольку никаких санкций, о которых говорилось в докладе в случаев невыполнения ряда требований, не было введено, Турция и протурецкие боевики продолжили творить бесчинства. Подобное попустительство со стороны международных организаций лишь поощряет их и дальше нарушать закон. Различные группировки боевиков, по сути являющиеся остатками ИГИЛ*, должны быть выведены из районов, находящихся под оккупацией Турции. Мировое сообщество должно предпринять какие-либо действия по этому поводу. Потакание Турции и исламистами делает их ещё более жестокими.

Турецкая агрессия в очередной раз продемонстрировала, кто на самом деле является главным хищником в регионе. Турецкие официальные лица на протяжении долгого времени врали всему миру, утверждая, что Турция подвергается нападениям из приграничных районов. То, что эти заявления является абсолютно лживыми, мы можем видеть на примере их нынешней агрессивной политики в Айн-Иссе, Гре Хурме, Шахбе и в районе шоссе М4. Они постоянно атакуют мирное население. От их действий страдают деревенские жители – ни в чём не повинные дети, женщины. На самом деле Турция хочет полностью оккупировать регион, изгнав этих людей и изменив таким образом демографическую ситуацию.

К сожалению, ни США, ни РФ не торопятся следить за выполнением договорённостей, озвученных в соглашении о прекращении огня, на должном уровне. Ситуация складывается таким образом, что Турция и подконтрольные ей боевики, ощущая в значительной мере безнаказанность, продолжают бесчинствовать.

– Вы сказали, что большинство группировок исламистов, сотрудничающих с Турцией, должны считаться наследниками ИГИЛ*. Однако и Россия, и США проводят переговоры с данными группировками, чьих представителей также пригласили в Женеву для обсуждения новой конституции.

– Это правда. К сожалению, мы имеем дело с двуличием мирового сообщества, в особенности той его части, которая наиболее активно говорит о политическом решении вопроса в Сирии, стабильности и правах человека. Позвольте указать только на один пример: представители группировок боевиков, чьим единственным занятием является разграбление имущества населения, разрушения и убийства, присутствуют в констутиционном комитете. При этом ни в самом комитете, ни на переговорах в Женеве нет ни одного человека, который бы представлял пять миллионов людей, проживающих в северной и восточной Сирии. Только один лишь этот пример наглядным образом демонстрирует, что мировое сообщество не относится к поиску выхода из сирийского кризиса с надлежащей серьёзностью.

Более того, происходит попытка придать легальный статус этим группировкам боевиков, творящим бесчинства в Сирии. Но до тех пор, пока за столом переговоров присутствуют представители террористов, политическое решение сирийского вопроса будет оставаться невозможным. Наоборот, проблемы лишь будут усиливаться, а кризис углубляться.

Конституция, в разработке которой принимают участие исламисты и которая не отражает волю населения северной и восточной Сирии, не способствует выходу из кризиса, потому что эти банды, эти группировки утратили всякое право на участие в подобных процессах, на то, чтобы быть признанными, вторгнувшись в Африн, Гре Спи и Сарекание. Это враги сирийского народа. Если мировые силы действительно хотят добиться решения вопроса, нужно полностью отказаться от сотрудничества с ними и начать работу над созданием новой оппозиции.

– Существуют ли предпосылки для создания нового оппозиционного фронта?

– Нынешняя обстановка в Сирии буквально требует подобных изменений. Если действительно ставится задача найти выход из кризиса, то женевский формат должен быть изменён, а конституционный комитет собран заново. В этом смысле стоит пересмотреть отношение к тем, кто называет себя оппозицией в Сирии. Потому что подобного рода «оппозиционеры» лишь усложняют ситуацию, углубляя проблемы, вместо того чтобы искать пути выхода. Оппозиция, в основе которой лежат ненависть к курдам, радикализм и поощрение терроризма, никогда не сможет внести свой вклад в поиски решения проблем.

– Сейчас самое время спросить про ваши взаимоотношения с центральной властью Сирии? Ведётся ли у вас с ними какой-то диалог?

– Дамаск настаивает на том, что они знают обо всех проблемах, и всё равно продолжает действовать по-старому. Мы много раз пытались наладить с ними отношения. Однако, к сожалению, не добились никаких результатов. Сирийская центральная власть своим нежеланием идти на компромиссы усугубляет проблему. Если всё так и будет продолжаться, экономический и политический кризис в стране продолжит набирать обороты. Хочу ещё добавить, что именно неуступчивость режима привела к тому, что в Сирию вторглись турецкие силы. Подобная политика Дамаска становится всё более и более деструктивной для всей страны.

– В США не так давно прошли президентские выборы, на которых победил Джо Байден. Может ли политика США в отношении Сирии как-либо измениться после прихода к власти демократов?

– Демократы были у власти, когда в Сирии начался кризис. Во время президенства Обамы наше партнёрство привело к значительным успехам в военной борьбе против ИГИЛ*. К сожалению, мы не могли похвастаться такими же успехами в политическом плане. В этом смысле наше главное ожидание от новой администрации заключается в том, что она займёт чёткую и определённую позицию, ориентированную на политическое решение проблем всей Сирии. У антиигиловской коалиции были выдающиеся успехи и завоевания. Если эти успехи и завоевания не будут увенчаны политическим решением, которое позволит выйти из кризиса, то всё достигнутое окажется недостаточным. Именно поэтому новая администрация США может сыграть важную роль, внести серьёзный вклад в поиск политического решения сложившихся проблем, поиск пути по выходу из кризиса.

– Не привёл ли подход, который предполагает постоянную смену союзников, практикуемый США с самого начала войны в Сирии, к тому, что политическое решение вопроса постоянно откладывалось? Например, когда началась война, США опирались на различные радикальные группировки – я имею в виду важную роль, отведённую Турции, что привело к росту структур по типу ИГИЛ* и «Аль-Нусры». В дальнейшем США начали налаживать отношения с курдами и северной и восточной Сирией, однако соглашения, подписанные с турецким режимом стараниями Трампа и Джеймса Джеффри, нанесли огромный вред курдам и Рожаве и фактически возродили ИГИЛ*.

– Да, вы правы, это важный момент. Новая администрация президента США сделала ряд заявлений по поводу Сирии, курдов и политики в регионе во время избирательного процесса. Это важно. Трудно сказать наверняка, что нас ожидает, однако какие-то изменения во внешней политике США наверняка будут. Нет никаких сомнений, что любая американская власть в первую очередь будет ориентироваться на собственные интересы. Стабильность в регионе также является частью данной стратегии. Именно поэтому я полагаю, что они будут играть активную роль в сирийской политике. Мы уверены, что та борьба, которую мы вели против ИГИЛ*, сыграет свою роль при достижении политического решения.

– До нынешнего момента политика РФ в отношении региона и населяющих его народов проводилась, если так можно выризаться, на тактической основе. Какая роль уготована РФ в переговорах по поводу достижения политического решения в новой эре?

– Россия – эта серьёзная сила, способная ключевым образом влиять на ситуацию в Сирии. Она уже показала, что способна на многое. Мы уже успели убедиться в этом в ходе переговоров между Автономной администрацией и Дамаском. К сожалению, Россия не продемонстрировала стремление участвовать в этих переговорах до их логического завершения.

Россия должна проводить политику, которая будет учитывать интересы всех народов и религиозных групп Сирии. Это важный момент. Россия сможет обеспечить свои интересы в Сирии именно таким путём. В связи с этим она должна сыграть конструктивную роль в нахождении решения курдского вопроса.

Однако до сих пор РФ этого не делала. Это было не потому, что она не могла и не может, у неё были на это силы, однако Россия уделяла большее внимание переговорам с Турцией. Мы ожидаем, что Россия ещё сыграет конструктивную роль в этом вопросе. В 2021 году сирийской гражданской войне будет уже 10 лет. Мы хотим подчеркнуть, что готовы поддержать любые шаги РФ, направленные на мирное урегулирование ситуации.

– ДПК и центральное правительство Ирака подписали соглашение, вошедшее в противоречие с волей жителей Шенгала. Что вы думаете по этому поводу?

– Изучая сложившуюся ситуацию, можно прийти к выводу, что многие локальные силы стали проводить собственную политику, претендуя на то, что именно они и только они выражают волю всего курдского народа. В основе всего этого лежит стремление других, внешних сил в очередной раз не позволить курдам добиться признания и статуса. Курды вели великую борьбу против ИГИЛ* во всех частях Курдистана. По сути курды оказались единственной организованной силой, давшей отпор исламистам. Это в очередной раз показало, что, когда курды едины, они могут оказывать огромное влияние на любые события. Однако они проигрывают, когда оказываются разделены. Именно поэтому на каждой отдельной курдской партии лежит огромная ответственность. Одна небольшая ошибка может привести к огромным потерям. И в итоге проиграет не какая-то одна партия или организация, а весь курдский народ.

То, что произошло в Шенгале в 2014 году, стало позорной страницей для всех курдов, в особенности для боевых подразделений и политических сил Башура. Шенгал был сдан без боя врагу, который устроил в нём настоящий геноцид. Сейчас волеизъявление местных жителей игнорируется. Вместо того чтобы попытаться стереть из памяти людей ту позорную страницу, различные силы лишь ухудшают ситуацию. Данное соглашение не служит ни интересам Шенгала, ни интересам Башура.

Если сегодня игнорируют волю жителей Шенгала, то завтра то же самое будет происходить с Киркуком, Ханекином, Джалавлой и другими районами, в отношении которых действует статья 140. Соглашение по Шенгалу станет негативным прецедентом, на который могут начать ориентироваться в будущем. Если сегодня позволить проигнорировать автономию Шенгала, то завтра начнут игнорировать решения парламента в Башуре, а послезавтра поставят под вопрос те права, которые были завоёваны ранее. Все это взаимосвязано. Именно поэтому, занимаясь дипломатией и заключая соглашения, нельзя мыслить узко. Всё это очень опасно.

Никто не должен считать себя вправе говорить от имени всех курдов. Потому что курдская проблема – это региональная и международная проблема, охватывающая все четыре части Курдистана. Усиление одного из регионов ведёт к усилению позиций и других регионов. И напротив, ослабление какой-то части ведёт к ослаблению других частей Курдистана. Например, осада Шенгала означает и осаду Рожавы. Если бы Рожава не набралась сил ранее, то смогла бы она поддержать Шенгал во время геноцида? Мы все связаны друг с другом: если в какой-то из частей предпринимаются определённые шаги, происходят изменения, то это всё это отражается и на других регионах.

Поэтому мы считаем себя ответственными за то, что происходит в Шенгале. Защита и поддержка Шенгала и езидов – прямая обязанность всех курдов. Мы продолжим оказывать эту поддержку – дипломатическим и политическим путём. Потому что это национальная обязанность – заботиться о Шенгале, национальная обязанность каждого, кто называет себя курдом.