Альберди: «Я пишу на баскском и с позиции баскской женщины»

Баскская писательница была в Амеде несколько лет назад, где выступила вместе с исполнителями денгбей.

Ушуе Альберди Эстибариз родилась в Эльгойбаре, Гипускоа (страна басков) в 1984 году. Она имеет журналистское образование, также она писательница и берчолари. Она работала с различными СМИ в качестве редактора, репортера и радиовещателя литературных передач. Она пишет на Euskara (баскском языке) и получила два гранта на свои книги. Она написала книгу коротких рассказов  Aulki bat elurretan (Энлькар, 2007) и Euli-giro (2013) и роман Aulki-jokoa (Элькар, 2009), в 2011 переведенный на испанский под заколовком Eljuego de las sillas (Игра в стулья). Она получила несколько премий и за короткие рассказы, и за написанные ею стихи. Также она автор и переводчица детских книг. Она написала несколько статей о берчоларице (традиционный вид пения страны басков – прим. пер.) и феминизме.

В настоящее время она занимается писательством на постоянной основе и регулярно выступает как берчолари, певица-импровизатор (баскский аналог денгбей).

Также Ушуе Альберди выступала в Амеде (Диярбакыр) во время празднований в Науроземного лет назад. Она с огромным энтузиазмом вспоминала необыкновенный опыт выступления перед миллионом людей. «Я никогда не забуду того чувства единства и солидарности», - сказала она.

Альберди была в составе баскской делегации, посетившей Науроз, деятелей культуры, выступавших вместе с курдскими коллегами.

«Между курдами и басками всегда была особая связь», - сказала Альберди.

Как и когда вы начали писать?

Когда я была ребенком, я писала стихи и очень короткие рассказы. В 16 я начала публиковаться в колонках авторских мнений местного журнала, в 18 я писала короткие рассказы для баскского радио (Euskadi Irratia), и некоторые из моих рассказов получили местные и национальные призы.

В 21 я получила грант на написание моей первой книги Aulki bat elurretan. С тех пор я не прекращала писать.

Когда становишься писателем, это застает врасплох: однажды утром ты просыпаешься и читаешь в местных новостях: «Ушуе Альберди, писательница». Нужно время, чтобы привыкнуть к этому, но, как бы там ни было, это нечто, что идет у меня изнутри.

Вы еще и берчолари, а, значит, умеете импровизировать. Насколько это помогает вам писать, если вообще помогает? Как вы пишете, когда погружаетесь глубже в процесс творчества? Вы сначала создаете персонажей или строите сюжет?

Творческие процессы в писательстве и берчоларице очень разнятся, я бы даже сказала, они до определенной степени противоположны. Когда я плотно занята писательством, мне бывает сложно импровизировать в берчо (стихах), потому что идеи, которые приходят мне на ум, слишком сложны, чтобы адекватно их оформить или уложить в размер стиха. И напротив, после многих выступлений в качестве берчолари мне нужно время для акклиматизации и возвращения к труду писателя, потому что разум привыкает строить короткие предложения, мыслить лаконично, чтобы публика могла воспринять их сразу же, что-то вроде унифицированного, простого для понимания кода, общие образы, понятные отсылки – культурные, шутливые, социальные, тематические, лингвистические или визуальные, ткущие связь между импровизатором и публикой.

Что касается литературного творческого процесса, он может меняться в зависимости от типа проекта. Первоначальный импульс может приходить разными путями: иногда это картинка, иногда персонаж, чувство, более конкретная основная идея… Что-то подсказывает мне, что у картинки, персонажа или факта может быть история и я начинаю тянуть за нити, строить образы, делать заметки и наброски… Сейчас я пишу роман, имеющий в основе жизнь реального человека, и для этого я сделала с ним несколько интервью – около 40 часов записи. Я пытаюсь превратить собранный материал в художественное произведение, превратить человека в литературного героя, смешать его/ее идеи с собственными, слить вымышленные события с настоящими… Каждая история требует отдельного подхода.

Расскажите о том, как на вас повлияли литература, музыка, кинематограф…

За многие годы я прочла большое количество коротких рассказов: Хулио Кортасара, Антона Чехова, Саманты Швеблин, Элис Манро, Эйдер Родригес. Также я читала много баскской литературы, в том числе потому, что вела три литературных группы, где мы работали с литературой, написанной на Euskara, или переведенной на Euskara. Благодаря берчоларице я всегда держу в уме устную форму языка. Мне повезло – моя мать держит книжный магазин и я могу получать любые книги, какие пожелаю… Сейчас я читаю больше романов, чем коротких рассказов. В настоящий момент я читаю роман Рамона Сайсарбитории “Lili eta biok”.

Поговорим о ваших работах?

Я опубликовала два сборника коротких рассказов (Aulki bat elurretan и Euli-giro) и роман (Aulki-jokoa). Около десяти лет назад я некоторое время жила в Швеции и собрала в единый сборник Aulki bat elurretan рассказы, написанные в этой скандинавской стране. Тогда мне было всего 20 и это была моя первая серьезная литературная попытка. Мне повезло, я получила грант на написание книги, и это открыло мне двери на баскскую литературную сцену. Потом был написан роман Aulki-jokoa, переведенный на испанский в 2011. Это роман о любви, войне, свободе, бунтарском духе… где неизменные вещи врываются в жизни жителей маленькой прибрежной деревушки страны басков. История эта соткана тремя женскими голосами в разные периоды их жизни: детство, подростковый возраст, старость. Это история о чувствах, но также о достоинстве и целительной роли памяти.

Моя Euli-giro  - сборник из девяти коротких рассказов. Заголовок обращается к разреженной, но будничной среде жизни и описывает более-менее заретушированное ощущение угрозы, описываемой в рассказах. Напряжение в семейных отношениях, фрустрации, опасность, смерть и предательство подаются небольшими штрихами через детали и легкие мазки. Хотя практически все сюжеты рассказов начинаются в повседневности, в этом сборнике от реалистической перспективы я исподволь перехожу к символизму, фантастике, магии и даже сюрреалистическому повествовательному уровню. На деле эта игра реальности и фантастики отражена во всех трех книгах, что я упомянула.

Мой последний роман называется Janis Joplin.

Сколько в ваших книгах Euskal Herria (страны басков)?

Я пишу на баскском, я сама баск и пишу из собственного тела, женщины euskaldun(басконки – прим. пер.) Это моя родная земля и мой взгляд направлен отсюда. Действия большинства моих сочинений происходит в моей стране и потому они полны нашей истории, наших пейзажей, они о наших людях и их общих символах, хотя до определенной степени опыт моих персонажей универсален. В конце концов, частное и общее есть одно и то же… Частности создают универсум.

Разумеется, язык крайне важен в вашей работе, и здесь мы имеем в виду и ваш родной язык – баскский, – и язык в общем смысле слова. Какое место литература занимает в баскском языке сегодня? Скажем, среди молодых писаталей? И как вы можете описать литературную сцену языка басков?

Все писатели, пишущие на баскском, понимают, что пишут на второстепенном языке. Тем не менее это наш язык, мы единственные во всем мире, кто может писать на Euskara. И вот баскская литература: либо её делаем мы, либо никто.

Что до литературной продукции, по моему мнению у нас множество разных авторов, пишущих на Euskara, и они делают это хорошо. Что касается читателей… мы хотели бы, чтобы их было больше, но, полагаю, это справедливо для любого языка. Будущее баскской литературы тесно связано с будущим языка, и в этом будущем мы не можем заниматься только подсчетами писателей, читателей и носителей языка…

Нужно, чтобы баскский поддерживался политическими мерами, а не наоборот, как часто поступают наши собственные государственные институты. В культурном плане мы колонизированы, и, что хуже всего, многие люди этого даже не понимают… Нам говорят о мире и совместной жизни, но в реальности нас хотят иссушить мало-помалу… Быть нацией без государства означает иметь сложности с идентификацией и быть подчиненными лингвистически, культурно и экономически.