Нападение на Хафтанин: международный и региональный план

С каждым днём все больше проясняется план оккупации и становится более явным, кто же будет способствовать его реализации на международном уровне.

Турция проявляет агрессию в отношении южного Курдистана на протяжении многих лет. С 15 июня атаки вышли на новый уровень. Всё началось с бомбардировок лагеря беженцев в Махмуре, поселения езидов в Шенгале (Синджар), а также многочисленных гражданских поселений в оборонительных зонах Мидия, в которых участвовали десятки боевых самолётов. Две ночи спустя оккупационная операция в Хафтанине, начавшаяся ещё в августе 2019 года, была продолжена при поддержке авиации. На данный момент атаки идут без перерыва.

Выбранное время нападений и реакция различных сторон

Время, которое турки выбрали для этих атак, не может не удивлять. Они начались сразу после встречи возглавляемой США Международной коалиции в Багдаде, где обсуждалась положение различных стран региона. Турция не была представлена на встрече. Однако, несмотря на это, сразу после окончания встречи визит в Багдад нанёс глава Национальной разведывательной организации Турции Хакан Фидан. По поводу данного визита поступает разнообразная и противоречивая информация. Утверждается, что в Багдаде Фидан потребовал от нового премьер-министра Ирака Кадими, чтобы тот оказал давление на региональное правительство южного Курдистана, которое должно было организовать переход границы в Семалке с целью проникновения на территорию автономии северного Курдистана. То же самое он потребовал от правящей партии южного Курдистана ДПК. Также сообщается, что он просил одобрения продолжения военных операций в Шенгале, Хафтанине и Брадосте.

Некоторые утверждают, что Кадими не дал своё добро, что, однако, не помешало Турции начать военную операцию 15 июня. Другие полагают, что премьер Ирака всё-таки дал своё согласие за закрытыми дверями. Спустя день после начала вторжения Кадими, а также другие ключевые фигуры в разведке и армии Ирака решили воздержаться от комментариев по поводу операции Турции. Это решение подтверждает предположение, что Кадими договорился по некоторым пунктам с представителями Турции.

Шиитские круги, а также министр иностранных дел Ирака выразили свой протест против вторжения. Министр иностранных дел сделал два устных заявления, призывая Турцию прекратить атаки и убрать свои войска из Ирака. Шиитские лидеры – Амир Хаким, Муктада аль-Садр и Хади Амири – также выразили протест против турецких атак. Ийяд Аллави, который считается лидером суннитов, хотя сам называет себя шиитом, призвал США остановить турецкое вторжение и защитить своего стратегического партнёра – Ирак – от нападений.

Хошьяр Зебари, член политбюро ДПК и бывший министр иностранных дел и финансов Ирака, охарактеризовал турецкое вторжение как «серьёзное геополитическое изменение» и предупредил об опасности неооттоманской экспансии, которая может затронуть и Мосул. Он сказал следующее: «На протяжении многих лет говорят о том, что турецкий лидер Эрдоган хочет расширить территорию Турции до границ, установленных «Мисак-и-Милли» (Национальный пакт), а также аннексировать всю южную часть Курдистана, включая Мосул и Киркук. Сейчас об этой опасности говорю я – политик, представляющий ДПК. Но мало говорить об этом. Мы должны подумать, что можно сделать, чтобы помешать реализации турецких планов. По-моему, очевидным является как минимум одно: курды должны действовать сообща, заняв единую позицию».

Однако Зебари не говорил от имени всей ДПК. Ни партия, ни региональное правительство, контролируемое партией, до сих никак не высказались против действий Турции. Наоборот, вместо протестов они, как и всегда, используют существование курдского освободительного движения как оправдание для агрессии. Это показывает, что ДПК в какой-то степени является соучастницей турецких планов и турецкой агрессии.

Почему США и Кадими молчат

Голоса против турецкого вторжения звучат всё громче. Однако до сих пор не было сделано никаких заявлений со стороны премьер-министра Ирака Мустафы Кадими, а также США. Это неизбежно ведёт к возникновению вопроса, не является ли турецкое вторжение результатом соглашения между США, Кадими и Турцией.

Сразу же после того, как начались атаки, Ирак отправил делегацию в Духок, чтобы изучить сложившуюся ситуацию. Делегация посетила Закхо, Духок и приграничную зону, после чего вернулась в Багдад, не дав никаких объяснений. После этого атаки не только не прекратились, но стали, наоборот, ещё более интесивными.

Всё это напоминает ситуацию, когда в декабре 2017 года Турция начала военную операцию в Брадосте. Тогда туда прибыла делегация из Багдада, провела своё расследование и вернулась обратно. Турция продолжила свою операцию и достигла Леликана в 2018 году и Шакифа в 2019 году, которые они потом покинули. Иракская делегация, по всей видимости, должна была определить лишь то, как далеко Турция имеет право продвинуться.

Создаётся впечатление, что то же самое произошло в Духоке. Ситуация на данный момент такова: оккупационные атаки продолжаются в рамках совместных договорённостей между США, рядом иракских лидеров, частью ДПК и Турцией. Поскольку агрессия Турции никем не контролируется, каждый день умирают мирные жители, а жилые районы подвергаются бомбардировкам.

Однако и протесты против турецкого вторжения продолжаются. С каждым днём план оккупантов, а также его действующие лица становятся всё более очевидными. Ожидается, что протесты в Ираке и южном Курдистане станут более масштабными.