Сассоли: убийство мирных жителей – военное преступление

Эксперт по международному гуманитарному праву Марко Сассоли заявил, что Турция нарушает международные законы в северной и восточной Сирии.

Профессор Марко Сассоли, специалист по международному праву, преподающий на юридическом факультете в Женевском университете, является также консультатом прокурора Международного уголовного суда по вопросам международного права и директором Женевской академии международного гуманитарного права и прав человека.

Информационное агентство «Фират» побеседовало с профессором Марко Сассоли о военной операции Турции и о том, вписываются ли данные действия в рамки международного закона.

– Г-н Сассоли, являются ли военные действия, которые Турция ведет против северо-восточной Сирии, нарушением международного закона?

– Да, по этому вопросу давно существует единое мнение: Турция нарушает международный закон. Швейцария и Европейский Союз уже выступили с заявлениями о том, что действия Турции противоречат праву на законное и справедливое использование силиы.

Турция утверждает, что эти операции являются актом самообороны (légitime défense), однако турецкой стороне так и не удалось доказать тот факт, что курдские боевые силы в северо-восточной Сирии каким-либо образом нарушали границу, совершая нападения и творя насилие. Разумеется, международный закон государственно-ориентирован (что значит, что он охраняет права независимых государств), а на данный момент правительство Сирии не только не одобрило появление турецких сил на своей территории, но и всячески оказывает сопротивление. Вторжение на территорию другого государства через границу является очевидным нарушением международного права.

– В результате продолжающихся атак множество мирных жителей убито, сотни тысяч вынуждены покинуть свои дома. Amnesty International и другие международные организации обращают внимание на обилие военных преступлений на оккупированной территории. Какую оценку можно дать всему этому?

– Я не слишком много знаю о том, что происходит конкретно в Сирии на местах, однако если наблюдается массовое истребление местного населения, а также насильственные перемещения, то это серьёзное нарушение Женевских соглашений. Обязательства лежат на всех странах, все государства обязаны исполнять эти соглашения и выступать против тех, кто нарушает их.

Если эти преступления будут доказаны, то различные страны обязаны привлечь виновную сторону к ответу в суде. Например, если какой-то турецкий генерал, ответственный за происходившие военные преступления, окажется по той или иной причине на территории Швейцарии, шведский прокурор обязан будет начать судебное расследование в отношении этого человека.

К сожалению, на практике это вряд ли возможно. Однако если подозреваемый находится в Швейцарии или Германии, грамотные прокуроры, представляющие эти страны, могли бы арестовать его, обладая достаточной информацией и свидетельскими показаниями. Общественные организации, вовлечённые в эту сферу, должны заняться сбором информации и свидетельств в отношении правонарушителя, а затем предоставить собранные материалы прокурору, чтобы тот мог быстро изучить их.

– Бывший прокурор Международного уголовного суда Карла Дель Понте заявила, что Турция и её президент Эрдоган ответственны за военные преступления в северо-восточной Сирии и должны предстать перед судом. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Не только турецкая сторона, но также ИГИЛ* (организация, запрещённая в РФ) и сирийский режим являются ответственными за военные преступления. Однако на данный момент мы должны рассматривать в первую очередь именно то, что творится прямо сейчас на оккупированной сирийской территории.

Турция виновна в совершении военных преступлений на этой территории. Но важно не просто определить, совершали ли турецкие солдаты подобные преступления или нет, важно суметь привлечь Турцию к ответственности.

В подобном международном конфликте Турция должна позволить Красному Кресту прислать своих представителей в зону боевых действий, чтобы те могли проверить, что же здесь происходит, собрать информацию о преступлениях, провести расследования. Но, насколько я знаю, Турция заблокировала доступ Красному Кресту в эти районы.

– Что вы думаете по поводу насильственных перемещений и убийств гражданских лиц? Не вступают ли здесь в силу законы, применяемые в отношении оккупированных территорий?

– Насильственное перемещение людей запрещено даже в том случае, если речь идёт об оккупированной территории. Мы не можем по умолчанию считать всех, кто покинул данную территорию, насильственно перемещёнными лицам, поскольку некоторые из этих людей решили покинуть свои дома из-за боязни вооружённых столкновений или из-за нежелания жить на территории, контролируемой Турцией.

Важен факт, что люди были вынуждены мигрировать. В результате чего на данный момент некоторые районы находятся под полным контролем Турции или протурецких групп боевиков, что свидетельствует о том, что мы имеем дело с оккупацией. Турция должна в таком случае руководствоваться законами, применяемыми в отношении оккупированной территории.

Строго запрещено убивать мирных жителей, пленных, этого нельзя делать ни при каких обстоятельствах – подобные действия являются нарушением международного гуманитарного права и рассматриваются как военные преступления.

– Вы упомянули Женевские конвенции. Разве турецкое вторжение на территорию Сирию само по себе не является их нарушением?

– Женевские конвенции вступают в силу во время вооружённых конфликтов, они не запрещают конфликты как таковые. ООН запрещает развязывание военных конфликтов, потому что защита мира и обеспечение безопасности – это прямая обязанность данной организации.

Устав ООН также признает право наций на самоопределение. Я полагаю, что на сегодняшний день курдский народ – самая многочисленная нация их тех, чьё право на самоопределение не дают реализовать. Требования ООН также касаются права на использование силы. Однако Женевские конвенции распространяются на силы, задействованные в конфликтных зонах.

Международное право определяет оккупацию как ситуацию, когда одно из государств насильственным образом захватывает и контролирует территорию другого государства. Несмотря на то что оккупация запрещена гуманитарным правом, оккупанты должны уважать решения четвёртой Женевской конвенции и соблюдать их. Права людей, оказавшихся на оккупированной территории, охраняются законом.

Согласно закону, применяемому в отношении оккупированных территорий, Турция не имеет права заселять занятую территорию другими людьми. В связи с этим Турция предъявляет ещё одно обоснование своей операции – возвращение сирийских беженцев на территорию Сирии.

– Каким образом можно трактовать демографические изменения в регионе?

– В данном конкретном случае это противоречит закону и является преступлением. У меня нет сведений о подобных планах со стороны Турции. Международный закон запрещает расселение неграждан в другой стране – Сирии в данном случае. Например, если в этом регионе захотят расселить арабов, нужно будет рассмотреть причины, по которым эти люди будут размещены здесь. Если речь идёт о расселении людей из других частей Сирии, тогда в дело вступает уже местный сирийский закон.

Если люди, которых предполагается расселить в захваченном регионе, не прибывают добровольно или же если Турция выгоняет местных жителей, заселяя в их дома новоприбывших, то это является жестким нарушением правил, поскольку местное население было принудительно согнано со своей земли.

Опять же – уничтожение или присвоение жилищ гражданского населения на захваченных территориях, а также принудительное перемещение местных жителей означало бы прямое нарушение Женевский соглашений со стороны Турции. Соглашений, которые Турция должна уважать и соблюдать. В данном случае эта ситуация подпадает под ответственность остальных стран, которые приняли эти соглашения.

– Курды заявляют, что в отношении них Турция устраивает этнические чистки. Есть ли такое понятие в законе?

– В международном праве нет статьи, которая давала бы определение этническим чисткам, однако сюда можно отнести, например, такие преступления, как разрушение домов населения, принудительное перемещение людей, казни и насилие, – они могут подходить под определение этнических чисток. Однако какой-то отдельной статьи, посвящённой этому вопросу, нет.

– Почему мировое сообщество, которое несёт ответственность за соблюдение международного права и Женевских конвенций, молчит по поводу данных нарушений.

– В этом и заключается проблема международного права: его воплощение в жизнь зависит от воли и прихотей отдельных стран. Я не могу сказать, что различные государства молчат по поводу данной ситуации, скорее здесь проявляется их двуличие. Они на словах критикуют Турцию за нарушение международного права, на деле продолжая сотрудничество с Турцией, не разрывая с ней отношений. Например, США, которые неоднократно выступали с заявленими, осуждающими турецкую агрессию, принимали Эрдогана в Белом доме.

То же самое мы наблюдаем в случае с Францией и Германией, которые критиковали Турцию, при этом не проявляя никакой инициативы, чтобы начать судебный процесс в связи с нарушением Женевских конвенций. Учитывая обязательства каждой из стран уважать и соблюдать Женевские соглашения, все эти государства должны заставить Турцию придерживаться международного права в отношении оккупированных территорий. Однако ни одна из стран не выполняет в этом отношении своих обязательств по самым разным причинам: здесь замешана и политика, и то, что Эрдоган угрожает наводнить Европу беженцами.

– Какая ответственность лежит на Совете безопасности ООН в связи с этим вторжением?

– Совет безопасности ООН ответственен за обеспечение международной безопасности и за достижение мира. По этой причине он обязан приложить усилия, чтобы заставить Турцию покинуть Сирию. Здесь существует и другая проблема. Ведя двойную игру, Турция кооперируется как с РФ, так и с США, что не позволяет утвердить резолюцию, осуждающую Турцию. Каковы бы ни были последствия, Совбез ООН обязан сделать так, чтобы Турция покинула сирийскую землю.

– Что касается упомянутых вами выше военных преступлений, то кто может быть привлечен в данном случае к суду?

– Важно делать различия между представителями режима Эрдогана. Например, какой-либо министр или другое официальное лицо не могут быть арестованы во время принятия участия в конференции в Женеве. С другой стороны, те, кто ответственен за преступления, могут и не быть людьми высокого положения, поэтому в отношении них можно будет начать расследование, а самих подозреваемых арестовать, если они прибудут в Женеву. Прокуроры, занимающиеся Сирией от ООН, имеют документы и свидетельства в отношении людей, ответственных за преступления. Данные прокуроры могли бы инициировать судебное расследование через правительства своих стран.

Прокуроры Международного уголовного суда не имеют такого права, посколько ни Турция, ни Сирия не подписывали соглашений, относящихся к соблюдению правил, установленных Международным уголовным судом. Поэтому Совет безопасности ООН может провести международный суд в отношении подозреваемых в совершении военных преступлений в соответствии со своими пожеланиями и решениями.

Помимо этого, любое государство имеет право привлечь к суду виновных за нарушение Женевских соглашений. Это зависит от политики, проводимой конкретной державой, и от наличия необходимых свидетельств и документов по этому вопросу. Например, если какой-либо швейцарский прокурор захочет арестовать подозреваемого по данному вопросу, данный прокурор должен иметь достаточно доказательств того, что подозреваемый действительно принимал участие в подобных преступлениях, – необходимо наличие свидетелей.

Не все знают, но по инициативе ООН был создан независимый и беспристрастный механизм, чтобы расследовать военные преступления, совершённые в Сирии. У данного механизма есть информация о тех, кто был вовлечён в данные преступления. Они готовы предоставить набор документов лишь прокурорам конкретных стран или же прокурорам Международного уголовного суда. У данного механизма есть мандат не только на изучение преступлений, совершённых ИГИЛовцами или же сирийским режимом, он также имеет право исследовать военные преступления, совершаемые Турцией или же подконтрольными ей группировками джихадистов в северо-восточной Сирии.

С другой стороны, преступления Турции в отношении курдов не ограничиваются одной лишь Сирией. Турция ведёт войну против курдов в рамках своей территории на протяжении многих лет. Нет никакого международного механизма, который мог бы привлечь их к ответственности за данные действия, потому что это происходит на территории самой Турции. Однако то, что происходит, в действительности является серьёзным нарушением прав человека.

Можно было бы обратиться в Европейский суд по правам человека, поскольку Турция подписывала Европейскую конвенцию по правам человека. Можно вспомнить, что Европейский суд вынес приговор в отношении Великобритании и Нидерландов в связи с преступлениями, совершёнными во время оккупации Ирака в 2003 году. Таким образом, Европейский суд обозначил, что страны, подписавшие Европейскую конвенцию по правам человека, не могут нарушать её, даже если эти нарушения происходят на территории страны, не подписывавшей Конвенцию, в данном случае на территории Ирака. Если сторона, оккупировавшая и контролирующая территорию государства, не подписывавшего Конвенцию, сама эту Конвенцию подписала, то действия Конвенции распространяются на то, что творится на данной территории.

Сирия не подписывала Конвенцию по правам человека, однако Турция это сделала. Поэтому родственники тех людей, которые были казнены в северо-восточной Сирии, или же члены семей бойцов, взятых в плен, могут обращаться в ЕСПЧ. Однако эти заявления должны быть от имени конкретных людей, а не от курдских организаций. При этом они не могут обращаться в Международный уголовный суд, поскольку ни Турция, ни Сирия не подписывали соответствующие соглашения.

Что касается Эрдогана, то в отношении него судебное расследование может быть инициировано тогда, когда завершится его президентский срок и он будет лишён полномочий.