Краткая история Курдской революции - I

Курдская революция началась с того, что Оджалан открыл глаза курдам в деревне Амара.

Революция, спроектированная курдским национальном лидером Абдуллой Оджаланом, полностью изменила курдский народ, который должен был исчезнуть с карты мира. Одержимые страхом перед лицом перемен, колониальное турецкое государство и международные силы в конце XX века нацелились на курдского национального лидера.

Несмотря на то, что история Курдистана, казалось, много раз заканчивалась, в ней есть несомненные прорывы, изменившие ее ход. Курдистан преодолел проклятие и стал местом рождения новых детей, одним из которых стал курдский национальный лидер Абдулла Оджалан. Процесс, который начался с того, что курдский национальный лидер открыл глаза курдам на мир в деревне Амара, знаменует новый исторический период для курдского народа. С тех пор произошли значительные события, которые перевернули историю Курдистана.

Период до рождения Оджалана был самым мрачным временам для Курдистана и курдского народа. С момента своего основания Турецкая Республика воплощала в жизнь концепцию уничтожения и отрицания курдов. Этот народ всегда жестоко подавляли – стоит только вспомнить Кочгири, Шейх Саид, Агири и Дерсим. Должно быть, именно по этой причине турецкое государство объявило бы революцию, начавшуюся в последней четверти XX века под руководством Абдуллы Оджалана, «29-м курдским восстанием».

Курдский лидер, появившийся на свет 4 апреля 1949 года в деревне Амара, в районе Халфети провинции Урфа, уже в детстве находился в поиске. Благодаря своей бунтарскому характеру он привлек к себе внимание уже в раннем возрасте. Он всегда стремился делать выводы из происходящего и знакомиться с жизнью. Его первое восстание было направлено против семьи – фактически против существующего порядка и реакционных аспектов общества.

Самостоятельная позиция привела его к определенным выводам, и он конкретизировал в уме идею о том, что Курдистан находится под оккупацией. Второй этап в жизни Абдуллы Оджалана начинается с того, что он поступает на юридический факультет университета в Стамбуле в 1971 году. В те годы он участвует в работе клубов революционной культуры Востока (DDKO) и говорит о том, что Курдистан – это колония Турции.

Годы, проведенные в Анкаре

Время, проведенное им в качестве студента на факультете политических наук, внесло значительный вклад в развитие его идеи освобождения курдского общества и борьбы в свете социализма. Эти годы также являются временем, когда развивалось и расширялось революционное движение Турции во главе с Денизом Гезмишем и

Махир Чайан и его товарищи будут убиты в Кызылдере. После распространения этой новости занятия в университете будут бойкотированы по предложению курдского национального лидера. После этой акции 7 апреля 1972 года большое количество студентов было задержано. Один из этих студентов, Абдулла Оджалан, был заключен в тюрьму Мамак. Шестимесячный период, проведенный в тюрьме в возрасте 23 лет, открыл двери в новый этап в его жизни и способствовал дальнейшей конкретизации его идей. Теперь Оджалан очень хорошо знал врага, которому бросит вызов. Сосредоточившись на том, что необходимо сделать и как противостоять атакам государства, Оджалан нашел ответы на многие вопросы к тому времени, когда вышел из тюрьмы. Путь Абдуллы Оджалана, который поделился со своими друзьями своими идеями о свободе курдского народа и сумел убедить их, пересекается с двумя турецкими революционерами – Кемалем Пиром и Хаки Карером. Эти двое станут его первыми товарищами.

Поддерживаемый товарищами, Оджалан начинает выходить на передний план в качестве лидера группы. Хотя некоторые наблюдатели и историки определяют этот процесс как «саморазвитие», Оджалан буквально с первого момента становится создателем будущей РПК. Впервые собравшись на плотине Анкара-Чубук и решив сформировать группу в ходе собраний в Тузлучайре и Дикмене в 1971 году, движение под его руководством завершило наиболее важный рубеж.

Демократическая ассоциация высшего образования Анкары (ADYÖD), первая демократическая организация, созданная в университете после военного переворота 12 марта 1971 года, основана под руководством Оджалана в 1975 году. Фактически создание ADYÖD — это важная граница того периода, который в курдском движении за свободу называют «групповым этапом». Группа, организованная ADYÖD, растет с каждым днем. Эта группа, которая позже будет называться «апочистами» – от Апо, сокращенной формы имени Абдулла, осуществила первое разделение задач. Первой выдающейся работой группы, несомненно, было создание идеологии движения. С этой целью группа студентов под руководством Мазлума Догана взялась за исследование истории Курдистана, они работали в архивах и государственных библиотеках. Один из основателей группы – Али Хайдар Кайтан – рассказал об этом периоде в интервью, которое он дал несколько лет спустя: «Мазлум Доган и некоторые другие друзья передавали группе информацию, которую они нашли в книгах после нескольких часов исследований. Время от времени мы собирались дома и обсуждали ту информацию, которая в основном была синтезирована лидером Оджаланом, определяя идеологию движения. Лидер Абдулла Оджалан строил соты, как пчела».

Время Курдистана

Когда группа сформировалась и подготовила первую дорожную карту, апочисты стремились к созданию независимого Курдистана. На самом деле отъезд в Курдистан преследовал множество целей: время книжных изысканий закончилось, и пора было приступать к практическому делу. В этом смысле отъезд в Курдистан был «практическим исследованием», чтобы увидеть курдское общество на месте, встретиться с ним лицом к лицу и сделать первый шаг к созданию партии и началу революции. С другой стороны, это было первое мероприятие по организации молодежи, крестьян, рабочих и, самое главное, женщин – всего народа в целом.

Члены группы во главе с Абдуллой Оджаланом разъехалась по всему Курдистану (1974 – 1976). Например, Хаки Карер сначала отправился в Батман, а затем в Антеп; Джемил Байык -– в Урфу; Али Хайдар Кайтан – в Дерсим; Дуран Калкан – в Амед; Мехмет Хайри Дурмуш – в Бингёль. Абдулла Оджалан ездил по маршруту, простирающемуся от Антепа до Дерсима, от Элязыга до Мардина. Молодежь апочистов одновременно организовывалась против колониального государства и боролась с фракциями, которые не давали им места и даже пытались задушить их, говоря: «Вам нет места в Курдистане». Тем не менее курдский народный лидер Абдулла Оджалан и его соратники не пошли на уступки по имеющейся у них «дорожной карте» и гениально организовали революцию, которая ознаменовала новую эпоху в Курдистане.

Первый погибший товарищ

Тем временем они становились широко известными. Теперь все знали апочистов, и это вызвало ответные действия турецкого государства и сотрудничающих с ним агентов. Один из лидеров группы, Хаки Карер, был убит членами группы под названием «Красная звезда» в Антепе 18 мая 1977 года. Убийство Хаки Карера оказало огромное влияние на Оджалана и было расценено как нападение, которое произошло в ответ на первую инициативу группы в Курдистане. Именно в этот момент впервые проявилась одна их характерных черт Оджалана – умение найти выход из любой ситуации и создать свет из тьмы в самый трудный момент, когда все двери закрыты. Чтобы почтить память Хаки Карера, Оджалан подготовил программу партии в Антепе. Пока он занимался этими приготовлениями, дискуссии стали сосредоточиваться на организации вооруженного сопротивления. Апочисты призвали убийц Хаки Карера к ответственности. Их позиция была частью традиции, они поклялись отомстить за павших товарищей любой ценой.

РПК становится частью истории

После решения апочистов стать партией 27 ноября 1978 года в деревне Фис в районе Лидже провинции Амед состоялась встреча с участием 22 делегатов. Во время этой встречи была основана Рабочая партия Курдистана. Это был первый съезд партии. О ее создании было объявлено общественности примерно шесть месяцев спустя, когда в середине 1979 года в Сивереке началось сопротивление коллаборационистам.

С основанием РПК для курдского народа начался новый процесс. После подавления многочисленных восстаний в Курдистане и периода с конца 1930-х до начала 1960-х годов, называемого «мертвой тишиной», колонизаторское государство предположило, что курдский вопрос похоронен под бетонной плитой и курдский народ изгнан со сцены истории. Выход РПК на сцену лишил колонизаторов возможности праздновать победу.

Начало революции под руководством Абдуллы Оджалана в то время, когда курдский язык, обычаи и даже одежда были запрещены и презирались, означало, что курдский народ восстал из пепла. Должно быть, именно поэтому турецкие государственные чиновники пообещали «подавить 29-е восстание, как и предыдущие». Однако Абдулла Оджалан и его соратники повернули вспять ход событий, шаг за шагом изменили судьбу народа, и на этот раз история не повторится.

Эмиграция летом 1979 года

Турецкое государство осуществляло интенсивные атаки, чтобы свести к минимуму развивающуюся в то время борьбу за свободу Курдистана. Резня, учиненная в Мараше в последние дни 1978 года, через месяц после создания партии, вошла в историю как наиболее яркий пример того, насколько безудержными станут действия государства и фашистских сил.

С объявлением об основании РПК в нескольких центральных районах, в основном на линии Хилван–Сиверек, развивалось неослабевающее сопротивление. Горстка членов РПК, называемых «революционерами Курдистана», сеяла семена революции на территории Курдистана, которая, как говорится, лежала под паром. Турецкое государство тоже не бездействовало, начав волну арестов и введя во многих курдских городах военное положение.

Предвидя этот процесс, который приведет к военной хунте 12 сентября 1980 года, курдский национальный лидер принял важное решение – эмигрировать, как это делали многие другие лидеры в истории. Занавес был задернут, когда он 2 июля 1979 года перешел из Суруча в Кобани – на другой стороне границы, разделяющей Курдистан.

Это путешествие продолжительностью в несколько часов откроет дверь в 20-летний период на Ближнем Востоке на линии Рожава–Сирия–Ливан. В течение следующих лет курдский национальный лидер Абдулла Оджалан рассказывал о том, как он решил отправиться на Ближний Восток: «В то время я был в Урфе, пытаясь принять окончательное решение там. Я говорил, что есть два пути: либо тот, который ведет на Ближний Восток с юга, либо самый северный, то есть другой горный маршрут, протянувшийся от Дерсима до Ботана. Я меньше думал о горном маршруте. Мы даже передали одностраничную инструкцию товарищу Мехмету Карасунгуру, которого мы с уважением вспоминаем сегодня. Мы сказали, что необходимо создать базы в гористой местности, так как в противном случае движению будет очень сложно удержаться на ногах. Были предприняты попытки заставить движение предпринять некоторые шаги на этой основе. За сопротивлением в Сивереке последовали краткосрочные бои в некоторых других регионах. После долгого процесса принятия решений, сосредоточившегося на том, каким будет следующий пункт назначения, мы направились на юг. Наша главная миссия на Ближнем Востоке заключалась в том, чтобы гарантировать, что борьба не будет прекращена, а также чтобы национальный вопрос Курдистана был услышан человечеством. Мы ни на секунду не колебались, сделав то, что было необходимо для достижения этой цели, и наши предположения оправдались – фашистским режимом, установленном 12 сентября, было принято решение похоронить нас как нацию во тьме истории».

Направление курдского национального лидера на Ближний Восток означало как обеспечение безопасности кадров РПК, так и получение шанса и возможности для дальнейшего развития партии путем создания пространства за рубежом. Действительно, через год после этого решения, 12 сентября 1980 года, многие осознали, что наступил режим военной хунты. Ожидания Оджалана реализовались, и горстка кадров РПК была защищена от репрессий благодаря тому, что он открыл дверь на Ближний Восток.

Сопротивление в сложных условиях

Военный переворот, который отрицал курдов, обрушился на Курдистан, как кошмар, сея хаос во всем. Самая большая жестокость происходила в тюрьме Амеда. Стоит отметить, что в этот период в плен попали две трети кадров РПК. В результате военного переворота руководители и рядовые кадры РПК подверглись беспрецедентным пыткам. Турецкие власти предпринимали попытки заставить их сдаться. Они хотели заставить РПК отказаться от своих руководящих кадров в тюрьмах, чтобы тем самым разрушить зарождающиеся надежды среди людей. Осознавая эту реальность, руководящие кадры РПК бросили вызов фашизму необычным образом и сумели сохранить стойкость и победить это мышление колониализма в самых сложных обстоятельствах.

В эти дни, когда в тюрьме Амеда велась борьба не на жизнь, а на смерть, Абдулла Оджалан прилагал усилия, чтобы создать возможности для развития движения в Сирии и Ливане. Его интенсивные усилия привели к началу военной подготовки и идеологических исследований в лагерях палестинских революционеров в Ливане.

Решение вернуться на родину

В период с 1980 по 1982 год Оджалану удалось консолидировать РПК как в военном, так и в идеологическом аспектах, несмотря на все проблемы. На втором съезде РПК, состоявшемся в 1982 году, было принято решение вернуться на родину, и работа в этом направлении была продолжена. До 1984 года большая часть кадров РПК постепенно переезжала в Курдистан. Решение вернуться на родину ознаменовало начало нового длительного периода в истории борьбы за освобождение Курдистана.

15 августа 1984 года пули, выпущенные бойцами РПК в Эрухе и Шемдинли, открыли новую страницу в Курдской революции. «Отряды вооруженной пропаганды 14 июля», получившие свое название от великого сопротивления, инициированного руководящими кадрами РПК против жестокости в тюрьмах, были переименованы в Силы свободы Курдистана. Таким образом, РПК под руководством Абдуллы Оджалана объявила всему миру о начале национально-освободительной борьбы в Курдистане.

Без сомнения, эта борьба изменит курдское общество, и курдский народ добьется больших успехов в политическом, военном и социальном плане с перспективой, основанной на освобождении женщин. На самом деле Абдулла Оджалан с самого первого дня сказал, что «общество не может быть свободным, если не будут свободны женщины». История еще раз докажет, что он был прав, поскольку курдское общество становилось свободным, поскольку курдские женщины ускользнули от патриархального мышления, став свободными. Охваченные страхом перед лицом перемен, колониальное турецкое государство и сотрудничающие с ним глобальных силы в последней четверти XX века нацелились на курдского национального лидера.

Завтра: на основе организованной и активной жизни