Почему КНС выступает против сопредседательства и преподавания на курдском?

Язык считается ключевым элементом культурной идентичности любого народа, а включение женщин в общественную жизнь на всех уровнях стало важнейшим достижением, значимость которого в контексте борьбы за свободное общество переоценить нельзя.

Так почему же КНС против?

После нескольких раундов длительного и непростого переговорного процесса между партиями Курдского национального единства (КНЕ) и Курдского национального совета (КНС), продолжающегося до сих пор, представители коалиции, находящейся в оппозиции к Автономной администрации северо-восточной Сирии, сознательно завели переговоры в тупик, несмотря на все усилия их партнёров по переговорам преодолеть возникающие в их ходе трудности и проблемы. В частности, КНС выдвинуло два заведомо неприемлемых условия: одно из них состоит в возвращении к образовательным программам, составленным центральным правительством Сирии, второе же заключается в отказе от принципа сопредседательства в местных органах и учреждениях.

Данные требования были выдвинуты после визита делегации Курдского национального совета в Турцию, где она получила указания со стороны турецкого правительства, у которого соглашение о создании объединённого политического руководства сирийских курдов, достигнутое в ходе консультаций КНС и КНЕ, вызвало немалое раздражение.

Свою позицию относительно требования вернуть образовательные программы, написанные и утверждённые официальным Дамаском, руководство Курдского национального совета оправдывает тем, что дипломы, выдаваемые Автономной администрацией сирийского Северо-Востока, якобы не признаются на международном уровне, а значит, не обеспечивают выпускникам достойных возможностей по завершении обучения в образовательных учреждениях.

На первый взгляд кажется, будто бы требование объективное, будто бы оно продиктовано заботой о будущем молодёжи региона. В действительности же, однако, можно ли говорить о каком-либо будущем в случае с народом, который не знает своего языка, особенно, если принять во внимание значимость языка для формирования картины мира отдельного индивида и менталитета целого народа, а также его влияние на особенности мышления каждого?

Второй пункт, на который необходимо обратить особое внимание, состоит в том, что возвращением к образовательным стандартам, навязываемым баасистским правительством, неизбежным образом приведёт и к возрождению ментальности подавления и исключения, ведь программы обучения, составленные сирийским министерством образования, предполагают обучение на одном языке без какого-либо внимания к культурному многообразию, разделяемому народами Сирии. Это, в свою очередь, означает вытеснение армянского, курдского, ассирийского, туркоманского и черкесского языков из употребления и навязывание всему населению страны одного языка без возможности выбора. В конечном счёте, подобное развитие событий не может привести ни к чему, кроме как озлобленности среди этноконфессиональных групп, лишённых возможности учиться на родном для них языке, поскольку в такой ситуации их культурная идентичность ставиться под угрозу исчезновения и вымирания.

Нет никаких сомнений в том, что одни и те же факторы в одних и тех же условиях приводят к одним и тем же результатам. Образовательные программы, основа которых была заложена центральным сирийским правительством ещё 4 десятилетия тому назад, стали причиной множества хронических проблем, от которых страна, погрузившаяся в пучину гражданской войны в 2011 году, продолжает страдать вплоть до настоящего времени.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Курдский национальный совет с одной стороны заявляет о приверженности делу курдского народа, а с другой – принимает на вооружение риторику и повестку тех самых стран, которые всячески подавляют и угнетают курдов, принижают курдский язык и всеми способами добиваются маргинализации курдского народа.

Что же касается принципа сопредседательства, то требование отказа от него также является свидетельством господства в сознании лидеров КНС ментальности исключения и их готовности добиваться навязывания своей воли в одностороннем порядке, без какого-либо конструктивного диалога.

Институт сопредседательства – это не просто административное новшество, внедрённое в органах Автономной администрации, это концепция, которую необходимо закрепить как можно глубже в обществе для обеспечения равного участия мужчин и женщин в общественной жизни. Точно так же, как и попытки навязать полиэтничному обществу единую образовательную программу на одном языке, навязывание воли одного пола представителям другого ведёт закономерным образом к серьёзным проблемам, представляющим собой серьёзную угрозу общественному развитию.

Исторически, властные отношения возникали после исключения женщин из процесса принятия решения и лишения их традиционного места в общественной жизни. Именно тогда управление и администрация сменились властью и господством, имевшими под собою патриархальную природу. Именно тогда была открыта дорога к огромному количеству конфликтов и войн, развязывавшихся с целью завоевания господства. Именно тогда возникли предпосылки множества бедствий, в том числе и многих сотен, если не тысяч, эпизодов массовых убийств, жертвами которых стали сотни миллионов человек.

Отказ от института сопредседательства является попыткой подорвать проект лидера курдского народа Абдуллы Оджалана, поскольку он был одним из первых авторов данной концепции. Становится очевидным, что Курдский национальный совет подобными требованиями пытается угодить турецким оккупантам и их иностранным союзникам, всеми силами стремящимися к уничтожению философии лидера Апо, ставшей оружием в руках миллионов людей в Курдистане и по всему миру. Особенно ярко это иллюстрируют слова отдельных представителей КНС о том, что данный принцип «вызывает раздражение у некоторых».

Вне всяких сомнений, эти требования будут решительным образом отвергнуты народными массами региона, что поставит Курдский национальный совет в трудное положение, поскольку он, обслуживая интересы враждебных курдам сил, окажется вне единых курдских рядов.