Иран и наступление ХАМАС на Иерусалим

Иран и его союзники, по-видимому, хотят избежать прямого вмешательства в поддержку нынешних усилий ХАМАСА против Израиля.

Запуски ракет из южного Ливана и Сирии в направлении Израиля вызвали повышенную тревогу на севере. Но это, по-видимому, были символические усилия, приуроченные к празднованию Дня Накбы.

Запуски из Ливана не могли состояться без разрешения Иранского корпуса стражей исламской революции (КСИР) и их ливанского доверенного лица «Хезболлы», которые являются истинными правителями этой страны. Но эти действия были жестом, а не сигналом КСИР/ «Хезболлы» о вмешательстве в конфликт.

Командующий силами КСИР Кудс генерал-майор Эсмаил Гаани, в частности, разговаривал в субботу по телефону с базирующимся в Катаре лидером ХАМАС Исмаилом Ханией. Гаани также позвонил палестинскому лидеру Исламского джихада Зияду аль-Нахале. Сообщения в иранских СМИ об этих разговорах описывали шаблонные обмены мнениями. Гаани, чьи знания об арабском мире ограничены, подтвердил, что его страна поддерживает «мукаваму» (сопротивление). Хания назвал борьбу ХАМАС против Израиля битвой всех мусульман.

Меньшие элементы иранской «оси сопротивления» (термин, который Тегеран предпочитает для своего архипелага опосредованных военно-политических организаций по всему региону) также выразили свою поддержку кампании ХАМАС.

Насир аш-Шаммари, заместитель лидера «Хезболлы аль-Нуджаба» в Ираке, заявил о готовности своего движения оказать практическую поддержку ХАМАС. В интервью иранскому информационному агентству Mehr в воскресенье Аш-Шаммари заявил: «Мы готовы поддержать палестинское сопротивление – от передачи оружия и опыта до прямого участия в борьбе с этим узурпаторским режимом».

Новое исследование Хамди Малика из Вашингтонского института ближневосточной политики подробно описывает дальнейшие заявления иракских шиитских ополченцев. Они включают в себя заявление группы «Асхаб аль-Каф», фронта хорошо известного ополчения «Асаиб Ахль аль-Хак», о том, что 14 мая были выпущены три ракеты по израильской территории из Сирии.

Такие обещания и требования представляют собой не более чем риторику. Нуджаба – одна из организаций иракских шиитских ополченцев – имеет длинный послужной список заявлений о намерениях относительно своего желания вмешаться в израильско-палестинский конфликт. Ее лидер Акрам аль-Кааби объявил о формировании Бригады освобождения Голан в марте 2017 года. В 2018 году Кааби отправился в южный Ливан и пообещал бороться «на одном фронте с «Хезболлой» против Израиля». Бригада освобождения Голан все еще не появилась на северной границе Израиля.

Но в то время как Иран и его доверенные лица явно хотят избежать прямого участия, выходящего за рамки риторики, в нынешних военных действиях поддержка Ирана является жизненно важным компонентом военных усилий ХАМАС.

Отношения ХАМАС с Тегераном сложны. Палестинский Исламский джихад (ИД) является прямым доверенным лицом и клиентом иранцев. ХАМАС, напротив, возник из палестинского отделения «Братьев-мусульман»*.

В тот краткий момент десять лет назад, когда казалось, что в регионе зарождается новый суннитский исламистский блок, ХАМАС покинул свою штаб-квартиру в Дамаске и попытался присоединиться к этому новому блоку. Но с поражением суннитского исламизма в Египте, а затем в Сирии новый альянс оказался мертворожденным. С тех пор ХАМАС стремится восстановить свои связи с Тегераном (с шиитской теократией. – Прим.). За последние два года в этих усилиях был достигнут значительный прогресс.

Последние атаки ХАМАС на Израиль вероятно, улучшат позиции ХАМАСа в глазах иранцев. В отличие от оси Турция–Катар, Тегеран ожидает от своих палестинских союзников прямых вооруженных действий. Роль Ирана в оказании помощи и поставках ракетного арсенала ХАМАС является центральной и ключевой. ПТРК «Корнет», использованные в последние дни ХАМАС, в результате чего погиб сержант Омер Табиб, были поставлены в Газу из Сирии под эгидой КСИР, согласно заявлению генерального секретаря «Хезболлы» Хасана Насраллы от 7 декабря 2020 года.

Как бригады ХАМАС «Кассам», так и «Исламский джихад» отметили использование иранских боеприпасов, включая ракеты «Сейджил» и «Бадр-3», при бомбардировках израильских городов в последние дни. Способность ХАМАС и ИД производить свои собственные ракеты в Газе существует в значительной степени благодаря иранской помощи.

Как выразился представитель ХАМАС в Тегеране Халед Каддуми в интервью «Аль-Монитору» 17 мая, «Исламская Республика Иран... оказала большую помощь в передаче знаний и опыта с одной стороны и транспортировке ракет – с другой, помогая ХАМАС использовать свои местные возможности по производству такой передовой технологии».

Или, как сказал лидер «Исламского джихада» Зиад аль-Нахала проиранскому каналу «аль-Маядин» 1 декабря 2020 года, «все обычные вооружения попали в Газу через аль-Хаджа Касыма Солеймани, «Хезболлу» и Сирию, и вся ось сопротивления сыграла свою роль в их транспортировке. В Сирии есть тренировочные лагеря, где наши братья из ХАМАС прошли специальную подготовку по производству ракет».

Военные усилия ХАМАС против Израиля важны для Ирана как полигон для проверки определенной стратегической гипотезы. Как выразился Каддуми, на этот раз движение «осуществило стратегический сдвиг в концепции сопротивления – от защиты Газы от израильских нападений до защиты всех палестинцев, живущих в исторической Палестине».

Это заявление точно указывает на важнейший стратегический вопрос, лежащий в основе этого раунда боевых действий. В последние годы палестинское арабское население к западу от Иордании стало политически раздробленным. Существуют четыре идентифицируемые группы населения: арабские граждане Израиля, жители Газы, арабские жители Иерусалима и население, живущее под управлением Палестинской администрации на Западном берегу.

Наступление ХАМАС, начавшееся с запуска семи ракет по Иерусалиму 10 мая, является попыткой проверить гипотезу о том, что, мобилизовав символ – мечеть аль-Акса, а затем начав военные действия во имя ее защиты, ХАМАС мог бы сократить или удалить это разделение.

Стратегическое видение Ирана заключается в длительной войне, проводимой с использованием доверенных лиц и политических сил-клиентов и призванной привести к опустошению, ослаблению, изоляции и в конечном итоге к краху Израиля. (Иран редко использует собственные силы, обычно он полагается на своих союзников и прокси. Эта тактика была недавно названа исследовательницей Ирана Ариан Табатабаи «ни завоеваний, ни поражений». – Прим.)

Разделение местных арабских сил представляло и представляет собой угрозу для продвижения этого видения. Поэтому последнее наступление ХАМАС – это прежде всего попытка обратить вспять фрагментацию палестинского населения. Осуществимость иранской стратегии против Израиля зависит от того, какие разногласия будут преодолены.

Каков будет вердикт в отношении этих усилий? На данный момент все выглядит неоднозначно.

Иерусалим, после того как прошли Рамадан и Ид аль-Фитр, испытывал лишь спорадические волнения. Беспорядки в израильских арабских городах на данный момент утихли. На Западном берегу прошли массовые демонстрации, но в настоящее время, по-видимому, они не близки к пожару.

Газа понесла гораздо больший ущерб, чем смогла нанести. Если эти ситуации сохранятся, то фрагментация не будет полностью отменена.

Тем не менее, с иранской точки зрения, есть также значительные причины для роста надежд в связи с событиями последних 10 дней. Самое главное – широко распространенные беспорядки и нападения на евреев со стороны арабских израильтян в Лоде, Рамле, Хайфе, Яффе и других местах демонстрируют эффективность аль-Аксы как объединяющего символа.

Даже если на данный момент это не привело к всеобщему восстанию, это стратегический урок, который иранцы обязательно учтут. Впервые с момента создания Израиля арабы-израильтяне в большом количестве мобилизовались и иногда использовали оружие, чтобы помочь военным усилиям организации, атакующей Израиль. Этот вопрос имеет большое значение и это представляет собой глубокий, хотя и частичный, успех для ХАМАС и его сторонников. Обладание значительными арсеналами среди элементов арабского израильского населения и потенциал, который это имеет для разрушения, также будут тщательно изучены.

Первоначально медленная и слабая реакция израильских государственных властей на это также будет зафиксирована.

Крупные митинги в Европе и на Ближнем Востоке демонстрируют продолжающийся резонанс среди широких слоев мусульманской общественности.

Все это будет рассматриваться Ираном как обнадеживающие признаки внутреннего беспорядка и раскола в Израиле, открывающие новые возможности для использования в будущем.

Как всегда, Иран предпочитает избегать прямого участия. Но без его поддержки и опыта последнее наступление ХАМАС на Израиль было бы немыслимым. С этой точки зрения события последних 10 дней можно рассматривать как последний эпизод в длительной войне Тегерана против Израиля.

* - террористическая организация, запрещена в РФ