Сакине, Фидан и Лейла: поиски правосудия продолжаются

Восемь лет назад в этот день произошло убийство Сакине, Фидан и Лейлы.

Восемь лет назад в этот день в общинном центре в пригороде Парижа были найдены тела трех курдских революционерок.

Соосновательницы Рабочей партии Курдистана (РПК) Сакине Джансыз, Фидан Доган и Лейла Шейлемез были убиты выстрелами в голову. По всем признакам это было целенаправленное убийство.

Согласно информации от французских властей, никаких следов взлома не было, а это означает, что убийца либо знал код входа, либо его впустили жертвы.

Но мы никогда не узнаем правды — главный подозреваемый Омер Гуни, арестованный вскоре после убийства, умер в тюрьме за несколько дней до начала суда.

Из-за его смерти убийства остаются окутанными тайной — с утверждениями о сокрытии и государственном убийстве.

Убитые женщины были ключевыми фигурами в курдском движении. Доган работала в Курдском информационном центре во французской столице и, как считалось, был близка к лидеру РПК Абдулле Оджалану.

Комментарии тогдашнего президента Франции Франсуа Олланда, утверждавшего, что он регулярно встречался с одной из убитой — предположительно с Доган, — вызвали гнев президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Выступая по телевидению, он потребовал от Олланда ответить на вопрос, почему он «общался с этими террористками».

И он неистовствовал против тех людей в Европе, кого он обвинял в укрывательстве «террористов РПК» на их территории.

Шейлемез была курдской правозащитницей, которая, как и многие ее современники, была обвинена в Турции в «членстве в террористической организации».

Но главной целью убийств, как полагают многие, была Сакине Джансыз — революционный лидер.

У Джансыз, известной как Сара, культовый статус в движении. Она была соучредительницей Рабочей партии Курдистана (РПК) в 1978 году. Сегодня она остается источником вдохновения для женщин, борющихся по всему миру за освобождение.

Почетная председательница Демократической партии народов (ДПН) Сабахат Тунджаль рассказала, как она взрослела, слушая о Джансыз — о том, как она сопротивлялась и плевала в лицо своим мучителям.

«Ее имя всегда было очень важно для курдских женщин. Она была феминисткой, и ее борьба всегда была обоюдоострой: против мужского господства и за права курдов», — сказала Тунджаль.

Родившись в семье алевитов в курдском городе Дерсим, она стала активной участницей курдского освободительного движения после того, как в подростковом возрасте познакомилась с активистами.

Впервые она встретилась с лидером РПК Абдуллой Оджаланом в университетской учебной группе и начала обсуждать с ним идеологию, посещать и организовывать митинги и демонстрации.

Вскоре Джансыз столкнулась с неприятностями с властями и была арестована в Измире на западе Турции перед тем, как она вернулась, чтобы заняться изучением того, как организовать курдское освободительное движение и революционную борьбу.

Ее вновь арестовали в ходе военного переворота 1980 года и приговорили к 24 годам тюремного заключения за создание филиала РПК в Элязыге.

Она провела десять лет в печально известной тюрьме Диярбакыра, где обычным делом считаются пытки и сексуальное насилие. Эта тюрьма была известна своей жестокостью — использованием электрошока и избиениями, происходящими ежедневно.

Ни одна женщина за это время не стала информатором, во многом благодаря силе и стойкости, на которые их вдохновляла Джансыз.

Курдская община обоснованно подозревает и верит, что убийства заказали или осуществили турецкие спецслужбы (MIT).

Гуни поймали, на его ботинках обнаружили кровь и ДНК [убитых], что связывало его с местом преступления. Расследование показало, что он находился в Курдском информационном центре, когда, как полагают, были совершены убийства.

Считается, что у него были правые турецкие националистические симпатии, и он проникнул в курдское движение как водитель, а затем взял на себя другие задачи.

Гуни сфотографировал личные данные около 300 членов курдских организаций, которые он отправил со своего телефона, а затем удалил их.

А голосовая запись, размещенная в интернете анонимным источником, утверждает, что Гуни говорил с неизвестными офицерами MIT о планах убийства.

Кроме того, в досье следствия содержатся документы, в которых утверждается, что «приказ об исполнении» отдали четыре руководителя MIT.

Документ под названием «Ref: Сакине Джансыз, кодовое имя Сара», как утверждается, был подписан должностными лицами MIT Юретом, У.К. Аиком, С. Асалом и Х. Озканом.

В нем утверждалось, что оперативнику, известному как «Легионер», выплатили 6 тысяч евро за подготовку покушений и что он до убийства встречался с офицерами MIT в Турции.

Турецкая разведка отвергла эти доказательства, заявив, что документ не является подлинным. Они настаивают на том, что убийства совершил человек, хотевший сорвать мирные переговоры, которые, как выяснилось, проходили между агентами MIT и Оджаланом всего за несколько недель до убийства.

Некоторые предположили, что это могла быть внутренняя вражда в РПК, мишенью которой стала Джансыз, важная фигура в курдском движении.

Однако в январе 2018 года исполнительный сопредседатель Ассоциации обществ Курдистана (АОК) выступил с заявлением, в котором утверждалось, что человека, планировавшего парижские убийства, звали Сабахаттин Асал. Это высокопоставленный сотрудник MIT, который также участвовал в мирных переговорах с Оджаланом.

В заявлении утверждалось, что два офицера MIT, схваченные РПК, признались, что убийствами руководил Асал.

АОК заявила, что это признание и роль Асала в мирных переговорах в Имралы проливают новый свет на роль турецкого правительства в убийствах и его реальную политику в отношении так называемого курдского вопроса.

Турецкие спецслужбы уже не в первый раз подозревают или обвиняют в причастности к внесудебным расправам.

Эти опасения приняли новое значение в январе 2018 года, когда депутат от ДПН Гаро Пайлан заявил о новой волне убийц, рассылаемых по всей Европе с расстрельным списком, который включает видных ученых, журналистов и политических оппонентов.

Покушение на убийство честного курдского футболиста Дениза Наки, в которого стреляли три года назад, когда он ехал по автостраде в Германии, добавляет масла в огонь этих обвинений.

Наки считает, что в него целился либо агент турецкого правительства, либо правые турецкие националисты.

В октябре прошлого года утверждается, что оперативники из Национальной разведывательной организации (MIT) стояли за заговором с целью убийства члена Партии «Демократический союза» (ПДС, PYD) Салиха Муслима и Алдара Халила из исполнительного комитета Движения за демократическое общество (ДДО, Tev-Dem).

А в декабре гражданин Италии Фейяз Озтюрк заявил, что его шантажировала MIT, требуя убить или ранить Беривана Аслана, австрийского регионального политика курдского происхождения.

Следователям не удалось установить виновных в парижских убийствах, однако улики до сих пор указывают на Анкару и, в частности, на турецкие спецслужбы.

Считается, что это первый случай, когда в «политическом убийстве» официально подозревают государство.

Смысл обвинительного заключения ясен. «Есть множество свидетельств, которые дают основание думать, что MIT причастна к подстрекательству к убийствам и их осуществлению».

«Было обнаружено, что Омер Гуни был вовлечен в шпионскую деятельность и что он тайно поддерживал связь с несколькими шпионами в Турции», — говорится в нем.

Напрашивается вопрос: не слишком ли много знал Гуни? Не было никаких доказательств того, что Гуни был нездоров до своей внезапной смерти, которая наступила всего за несколько недель до того, как он должен был предстать перед судом.

Если о его предполагаемой болезни было известно, то почему прокуроры не привлекли его к суду раньше?

Ходят слухи, что Гуни, возможно, убили, чтобы закрыть это дело и замять его до того, как турецкое государство станет еще более вовлечено в него и все тайны раскроются.

Однако адвокат семей Антуан Конт постоянно говорил, что дело еще не закрыто и он хочет допросить офицеров MIT, которые были замешаны в убийствах.

«Сейчас практически невозможно экстрадировать этих людей с завершенными преступлениями из страны, в которой они находятся», — объяснил он.

Конт сказал, что доказательства и заявления сотрудников MIT, которых удерживает РПК, могут быть «очень важны для дела» и могут подтвердить документы, находящиеся в распоряжении французского прокурора.

Франция вновь открыла это дело в 2019 году. Но новое сближение между Парижем и Анкарой, объявленное вчера, может привести к тому, что обе страны снова сплотятся, откажутся от правосудия и оставят убийства окутанными тайнами.

Французская разведка стремилась закрыть дело, несмотря на доказательства, которые она предоставила относительно встречи в тюрьме, состоявшейся между Гуни и Рухи Семеном, который был его партнером и коллегой по работе в те времена, когда тот жил в Германии.

Эта встреча была примечательна тем, что это был первый раз, когда это разрешили сделать подозреваемому в убийстве. Даже его семье не разрешили навестить его на этом этапе.

Но, несмотря на явные доказательства того, что Гуни передал Семену записку с подробным описанием попытки побега из тюрьмы, которую, как полагают, он хотел передать в MIT, Семен никогда не подвергался допросу.

Международный заговор стал еще шире: ANF сообщила вчера (в пятницу), что Семен продолжает активно работать в немецких организациях, связанных с MIT, в том числе в Турецко-исламском союзе по делам религий (DITIB).

DITIB руководит примерно 900 мечетями в Германии и, как утверждается, является самой важной частью разведывательной сети режима Эрдогана.

Семен также управлял спортивным клубом Türkspor Hausham, которым пользуются турецкие националисты и где, как утверждается, Гуни обучали тому, как убивать курдских женщин-политиков.

Немецкое правительство подтвердило, что Гуни обнаружили с нелицензированным оружием во время полицейской дорожной проверки в 2005 году, а во второй раз в 2011 году полицейские поймали его со слезоточивым газом и ножом.

Правда об убийстве троих политиков, возможно, никогда не станет известна, но борьба за правосудие и то, чтобы виновные понесли ответственность, продолжается.

Женщины, убитые в Париже, вдохновляют тех, кто ведет борьбу против ИГИЛ в Сирии и жестокой и тиранической диктатурой Эрдогана в Турции.

В ноябре прошлого года курдские женщины начали кампанию «Сто причин посадить диктатора в тюрьму», составив всеобъемлющее досье и петицию в поддержку предложения о том, чтобы Эрдоган предстал перед судом в Гааге и был обвинен в военных преступлениях.

Кампания продлится до 8 марта, Международного женского дня, и участницы призывают поддержать кампанию по привлечению к ответственности женоненавистнического и тиранического лидера Турции.

Мы должны отстаивать справедливость для Сакине Джансыз, Фидан Доган и Лейлы Шейлемез, и все прогрессивные деятели должны сплотиться на стороне революционерок в Рожаве, в Турции и во всем мире.

Jin, Jiyan, Azadi (Женщины, жизнь, свобода!).
Вариант этой статьи впервые появилась в газете Morning Star.