Письмо узниц Гебзе: «Наши права нарушаются»

В своем письме одиннадцать женщин-заключенных тюрьмы закрытого типа в Гебзе рассказали о нарушения их прав. Они заявляют, что столкнулись со множеством нарушений, в том числе с нарушением права на получение информации.

Беяз Якви, Амина Йылдырым, Мукаддас Чалик, Рожбин Паришан, Амина Ипек, Сонгюль Экинджи, Хавва Ак, Сайма Баяр, Асли Чалихан, Гуллюзар Эрман и Мизгин Чифтчи из женской тюрьмы закрытого типа в Гебзе отправили письмо основательнице «Инициативы по предотвращению нарушений прав тюрьмах» Адил Окай, в котором попросили проявить к ним сочувствие.

Заключенные заявили, что нарушения в тюрьме в связи с эпидемией коронавируса (Covid-19) усилились, и что они столкнулись с серьезными трудностями из-за ограничения общения, а также социального взаимодействия.

Отрезанные от мира

Письмо, отправленное заключенными и переданное Окай нашему агентству, гласит: «Одним из серьезных нарушений, причинивших нам большие моральные страдания, стало прекращение общения и социального взаимодействия. У нас нет связи ни с кем, кроме тех, кто находится в одной с нами камере. Мы живем полностью изолированно от внешнего мира. Наше право получать любые новости, кроме как из основных средств массовой информации, газет и телевидения, было узурпировано.

Никакого объяснения не дано

Наше право на открытые собрания не признается. Когда жизнь вне стен нашей тюрьмы стала приходить в норму, это право можно было вернуть, приняв соответствующие меры предосторожности. Отсутствие социальной коммуникации и взаимодействия представляет опасность для здоровья человека не меньше, чем пандемия. Хотя отсутствие свиданий с семьями и друзьями в рамках мер по борьбе с пандемией оправдано, ограничения других видов коммуникации с внешним миром объяснить нельзя.

Серьезные нарушения

Письма – это наше средство общения и получения новостей от людей, не находящихся с нами в одной камере. Помимо очень высокой платы за отправку почты, письма, которые мы отправляем, либо не доходят вообще, либо приходят с большой задержкой. То же самое происходит и с письмами, отправляемыми нам. Нарушение этого права вызывает у нас серьезные моральные переживания. Опять же, петиции, которые мы направляем для получения информации о ходе наших запросов по поводу решения проблем, возникающих в нашей тюрьме, не получают ответа. Зачастую наши петиции попросту пропадают.

Замолвите за нас слово

Одежда и другие предметы, которые мы получаем на свиданиях или по почте, доставляются через несколько дней. Иногда эти предметы также пропадают из-за безразличия персонала. В тюрьмах творится произвол, наши права нарушаются. Мы надеемся, что вы замолвите за нас слово. Шлем наши наилучшие пожелания и любовь».