Безработная молодёжь осталась без поддержки государства

Среди тех, кто наибольшим образом пострадал от ограничений, связанных с пандемией, работники кафе и баров.

Эти работники, в основном молодые люди с университетской степенью, столкнулись с безработицей. Исмаил Айдын и Бетюль Топкая – одни из них. Они дали интервью Информационному агентству «Фират» о пандемии и различных ограничениях, наложенных на работников.

Правительство использовало пандемию

25-летний Исмаил Айдын, окончивший географический факультет, работал в кафе в Кадыкёе.

Он утверждает, что в его сфере трудно найти работу, если у тебя нет нужных связей. Айдын добавил, что в результате пандемии остался без единственной работы, которая обеспечивала ему пропитание.

По мнению Айдына, закрытие кафе и баров является скорее политическим решением, чем реальной необходимостью, продиктованной распространением ковида.

Подчёркивая то, что правительство просто воспользовалась пандемией, чтобы ограничить потребление алкоголя в тех районах, где преимущественно проживает светское население, Айдын утверждает: «Как и во время попытки военного переворота 15 июля 2016 года, правительство, рассматривающее пандемию как «милость Божью», не приостанавливает работу на фабриках, ограничивая при этом функционирование мест, которые чем-то ей неугодны». Айдан заявил, что они не собираются молчать по поводу нарушения своих прав.

У нас всегда есть план Б!

Бетюль Топкайя утверждает, что она, как и многие работники кафе и баров, лишилась своей работы за одну ночь и стала безработной. Топкайя, отучившаяся на психологическом факультете Стамбульского университета, так и не смогла найти работу по специальности, она была вынуждена устроиться официанткой в Кадыкёе.

Топкайя не смогла получить кратковременное пособие по безработице, так как не имела страховки. Она утверждает, что её друзья, которые всё-таки получили эти деньги, также испытывают серьёзные проблемы и не могут выжить на полученные средства.

Напомнив, что правительство не контролирует процесс, Топкайя утверждает, что и в других сферах уволенные работники не смогли получить никакой поддержки.

Указывая на то, что люди беспокоятся за своё выживание, Топкайя утверждает: «Мы рады, если находим деньги, чтобы просто купить еды. Мы не знаем, что будет дальше, как мы сможем содержать самих себя. Потому что до сих пор остаётся непонятным, как долго это будет длиться. Однако, несмотря на всё это, у нас есть план В. Мы должны солидаризироваться друг с другом и бороться против тех, кто оставил нас без работы.»

Подчёркивая, что работникам баров-кафе и мелким бизнесменам должны как можно скорее предложить какую-то финансовую поддержку, Топкайя утверждает: «Мы хотим, чтобы о нас позаботились, чтобы наши требования были выполнены».