Асин Чалык: на протяжении ста дней заключённые протестуют из-за изоляции

Вот уже на протяжении ста дней политические заключённые, находящиеся в турецких тюрьмах, участвуют в голодовке, направленной против изоляции и нарушения прав самих заключённых.

Пока что репрессии лишь набирают обороты, узников не отпускают на свободу даже после того, как их срок заключения истекает.

Последние сто дней в Турции продолжается массовая голодовка политзаключённых, направленная против изоляции курдского национального лидера Абдуллы Оджалана и нарушений прав узников в турецких тюрьмах. Асин Чалык, соруководительница Ассоциации солидарности с семьями заключённых (АССЗ) в регионе Мармара, поговорила с информационным агентством «Фират» о продолжающихся протестах.

В первую очередь Чалык отметила, что из тюрем пока что не поступает никаких хороших новостей. Голодовки заключённых происходят на регулярной основе, начиная с 2018 года, и в результате этого многие заключённые физически очень сильно ослабли. В любом случае, значительная часть узников уже успела получить невосполнимый ущерб для своего здоровья в результате тяжёлых условий содержания, и их состояние лишь продолжает ухудшаться. Так как изоляционный режим, применяемый в тюрьме на острове Имралы, распространился и на другие тюрьмы, было принято решение начать очередную голодовку 27-го ноября прошлого года.

Заключённых не отпускают на свободу даже после того, как их срок подходит к концу

За прошедшее время репрессии в тюрьмах лишь усилились, – отмечает Асин Чалык. Режим ПСР-ПНД, находящийся у власти, игнорирует призывы, в которых говорится, что нельзя допустить новые смерти в тюрьмах. Заключённых продолжают наказывать без всяких достойных поводов, продолжают помещать в одиночные камеры, а некоторых не выпускают на свободу даже после истечения их срока. Согласно Чалык, заключённые тюрьмы Дюздже в регионе Мармара в особенности страдают от нарушений прав человека. Их подвергают репрессиям и наказаниям без уважительных причин, с ними дурно обращаются, – указывает она.

Заражения коронавирусом в женской тюрьме Гебзе

Поступила информация, что в женской тюрьме в Гебзе десять заключённых заразились коронавирусом. Асин Чалык предполагает, что в тюрьмах не предпринимают необходимых мер, направленных на то, чтобы предотвратить распространение коронавирусной инфекции. С одной стороны, из-за ковида заключённым не позволяют видеться с родственниками, но в то же время (в особенности это усилилось после начала голодовки) камеры регулярно подвергаются обыскам и осмотрам со стороны охраны. «Единственные, с кем контактируют заключённые, это солдаты и охранники. Мы узнали, что десять жещин в Гебзе заразились в результате того, что их камеры осматривали без масок и перчаток», – сообщает Чалык. Неизвестно, как сейчас чувствуют себя эти женщины и получают ли они необходимую помощь. Ни юристы, представляющие их интересы, ни их родственники не были проинформированы.

«Это право распространяется и на Абдуллу Оджалана»

Асин Чалык заявила, что требования голодающих справедливы и законны: «Товарищ Оджалан обладает фундаментальным правом на общение с родственниками и юристами. Никто не должен подвергать свою жизнь и своё здоровье опасности, чтобы иметь возможность воплотить это право в жизнь. Это касается каждого и, разумеется, Оджалана. Изоляции должен быть немедленно положен конец. Нарушения прав должны прекратиться, а заключённые не должны быть закованы в наручники во время общения с врачами и получения медицинской помощи».

Опасность усиления голодовок

Заключённые дали понять через своих родных, что их протест будет приобретать всё более жёсткие формы, если им не пойдут навстречу. Пока что голодовка проходит по принципу сменяемости групп. «Мы не хотим новых смертей за решёткой», – утверждает Чалык, призывая демократические организации и правозащитные институты предпринять какие-либо действия в самом срочном порядке. В отношении так называемого Плана по правам человека, анонсированного президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом, Чалык утверждает следующее: «Данный план в первую очередь должен начать реализовываться в тюрьмах. Изоляции должен быть положен конец, а права заключённых должны соблюдаться».