Тридцать лет назад... Убийство доктора Абдул-Рахмана Касимло

Тридцать лет назад, 13 июля 1989 года, доктор Абдул-Рахман Касимло и двое его друзей были убиты в квартире на окраине Вены, где они вели переговоры с посланниками, посланными тогдашним президентом Ирана Акбаром Хашеми Рафсанджани.

Несмотря на доказательства прямой причастности посланных дипломатов-террористов исламского режима, правительство Австрии пожертвовало правосудием ради политических и коммерческих интересов своей страны и позволило трем предполагаемым убийцам, которые укрылись в иранском посольстве после убийства 1989 года, покинуть Австрию без каких-либо допросов со стороны австрийских властей.

Кроме того, иранский офицер секретной службы Сахраруди — один из убийц, который не предстал перед судом за эти 30 лет — был встречен красной ковровой дорожкой в Эрбиле годы спустя.

На протяжении многих лет появлялись новые доказательства причастности иранского режима к убийству, в том числе некоторые данные о причастности к нему бывшего президента Махмуда Ахмадинежада.

Агентство «Фрат» сообщает, что «гражданин Германии, который сделал свое заявление итальянским офицерам по борьбе с мафией в 2006 году, сказал, что он контактировал с иранскими спецслужбами в 1989 году по поводу сделок с оружием. Незадолго до убийства он заявил, что доставил в первую неделю июля 1989 года полдюжины единиц легкого оружия на встречу в иранское посольство в Вене».

Жизнь и политика

Абдул-Рахман Касимло родился в 1930 году в городе Урмие.

Он был 16-летним студентом, готовящимся к учебе в университете в Тегеране, когда флаг Курдистана был поднят на площади Царчира в Махабаде 22 января 1946 года.

Касимло, когда ему было 14 лет, уже был членом молодежного отделения Коммунистической партии Тудей, и был огорчен крахом Махабада, повешением Кази Мухаммеда в Царчире и новостями об аресте его отца в Тегеране. Это было самое важное событие в жизни Касимло.

В 1957 году Касимло стал преподавателем в Университете Праги, который ранее окончил. Спустя 20 лет тишины после Мехабада — первого выстрела, прогремевшего в восточном Курдистане, в 1967 году он занимался наукой в Европе.

Вместе с группой молодых людей он начал сопротивление против администрации шаха Пехлеви, имея совсем небольшие возможности.

По мере продолжения сопротивления в восточном Курдистане Касимло занял пост генерального секретаря на Третьем конгрессе Демократической партии Курдистана Ирана (ДПК-И) в 1973 году. Лозунгом конгресса был «Демократия для Ирана, автономия для Курдистана». Он произнес этот лозунг за несколько минут до того, как его убили за столом переговоров в Вене.

Когда Касимло вернулся в Прагу в 1976 году, его объявили нежелательной персоной. Поэтому он решил поселиться в Париже. Помимо руководства ДПК-И, он также получил звание доктора в знаменитой Сорбонне и читал в ней лекции. Когда режим шаха Пехлеви рухнул, Касимло вернулся в Курдистан в ноябре 1978 года.

1 февраля 1979 года самолет с Хомейни должен был вылететь из Парижа и приземлиться в Тегеране. На самом деле Касимло посещал Хомейни несколько раз в его доме в городе Нофль-ле-Шато Парижа летом 1978 года. Когда Хомейни объявил о своей революции через 10 дней после высадки в Тегеране, он сказал курдам: «Мы вас тоже будем иметь ввиду». Однако когда Хомейни встретился с курдской делегацией 28 марта, он сказал: «Нет курдов, азербайджанцев, персов. Нет наций, нет меньшинств. Мы все — дети Аллаха».

17 августа 1979 Хомейни объявил Касимло «врагом Бога», и в Курдистане началась страшная резня — одна из самых кровавых во второй половине ХХ века. За это время было убито более 10 000 курдских мирных жителей.

Балансирование во время ирано-иракской войны

Ирано-иракская война, разразившаяся в 1980 году, изменила судьбу движения восточного Курдистана. Итог войны до 1984 года был тяжелым: погибли 10 тысяч членов пешмерга. Касимло занял свою штаб-квартиру в горах Кандиль на границе восточного и южного Курдистана. Во второй половине 1980-х годов по инициативе лидера ПСК (Партии свободы Курдистана) Селала Талабани он установил свой первый контакт с Тегераном спустя годы.

30 декабря 1988 года стóроны сидели за столом в доме Шебата Маруфа из ПСК в Девятом округе Вены. Касимло не отказался от своего требования — образование на родном курдском языке, курдский как второй официальный язык. Переговоры были прерваны. Когда Хомейни умер, Рафсанджани заменил его. Он инициировал новые переговоры с Касимло.

На этот раз в процесс вступил Фадиль Ресул, живущий в Вене. Ресул, который жил в Вене с 1975 года и защитил свою кандидатскую диссертацию на кафедре международных отношений, был хорошим курдским лоббистом. Он организовал встречи курдских лидеров, которые приехали в Вену.

Однако доктор Касимло настаивал на том, чтобы местом встречи был Париж. Но иранцы сказали: «Либо Вена, либо Берлин. Встреча в Париже будет невозможна».

Самолет с Касимло приземлился 11 июля в Вене, прилетев из Парижа.

После слов — пули

Доктор Касимло договорился о встрече в австрийском Министерстве внутренних дел в 18 часов вечера 13 июля, до встречи с иранцами.

Должна была состояться встреча с главным советником министра Манфредом Мацкой. Однако секретарь Мацки сказал, что он отменил встречу. Почему встреча была отменена и что Касимло намерен был сообщить австрийскому правительству — самая важная деталь, которая остается неизвестной.

Через час у Касимло была назначена еще одна встреча с иранской делегацией. Встреча должна была состояться в 17.30 на улице Линкен Бангассе в Третьем округе Вены.

Тем временем трое иранцев — Кафер Сахраруди, Мустафа Аджвади и Амир Мансур Бозоргян — покинули отель и добрались до места встречи. 10 июля они прибыли в Вену с дипломатическими паспортами в карманах. Свидетель, обозначенный как «свидетель D», потом сказал, что Махмуд Ахмадинежад, который стал президентом в 2005 году, был с ними.

Стороны собрались за столом в зале и начались переговоры. Во время встречи велась аудиозапись. Впоследствии австрийская полиция объявила, что на пленке Касимло можно услышать слова: «Я вернусь с пустыми руками, и я не могу сказать, что Иран работает на обещанную автономию».

После слов были пули... Касимло получил выстрелы в лоб, виски и шею, Расул — два выстрела в голову и шею. Абдулла Кадыр Азери тоже получил пулю.

Есть одна забытая деталь связанная с этим днем: 13 июля 1989 года. Это был бы 40-й день рождения Хомейни, лидера иранской Исламской революции, который умер 3 июня 1989 года.

Кафер Сахраруди лежал в крови на лестнице, когда первые полицейские команды добрались до здания. Его друг Мансур Бозоргян кричал полиции, которую он встретил снаружи: «Они стреляли, стреляли в моего друга, спасите его!» Ранение Сахраруди перевернуло весь план с ног на голову. Сахраруди был доставлен в больницу под наблюдением полиции, а Бозоргян был доставлен в полицейский участок Шоттенринга.

Однако Бозоргяна передали иранскому посольству, где его продержали несколько дней, а затем тайно вывезли из страны. 22 июля, столкнувшись с давлением со стороны Тегерана, Вена сдалась, и Сахраруди был отправлен в свою страну.

Убийцы доктора Касимло и его друзей были встречены как герои страной, которая их убила. После возвращения в Иран Мансур Бозоргян получил звание генерала. Он был назначен начальником штаба Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в Урмие, родном городе Касимло.

Кафер Сахраруди стал командующим Иерусалимскими частями, которые проводили операции Ирана за рубежом после его службы в Вене. В августе 1996 года он лично возглавил операцию против штаба ДПК-И в селе Кой-и Курдистана.

Оба убийцы продолжали путешествовать по Европе. Выяснилось, что Кафер Сахраруди уехал в Швейцарию и Хорватию в октябре 2013 года. Однако, несмотря на международный ордер на арест, обе страны не выдали его Австрии.

Кроме того, Сахраруди был встречен как важный гость в 2014 году в Эрбиле. Сахраруди также присутствовал во время визита председателя иранского парламента Али Лариджани в южный Курдистан по приглашению ДПК.

Австрия, отправившая убийц в Тегеран под охраной, сделала все возможное, чтобы скрыть убийство. Венское правительство всегда заявляло: «У нас не было никакого давления со стороны Тегерана».

Однако опрос общественного мнения 1997 года, опубликованный газетой «Пресс», показал, что 55% австрийцев заявило: «Правительство позволило убийцам бежать».

В 1990-х годах объем торговли Австрии с Ираном вырос на 60 процентов.