Субботние матери собрались в Стамбуле

Они встретились, несмотря на попытки полиции им помешать.

Субботние матери требуют справедливости и правды о судьбе своих родственников, пропавших без вести в застенках служб охраны правопорядка турецкого государства.

В эту субботу к акции присоединились депутаты ДПН Хюда Кайя, Ойя Эрсой, Муса Пироглу, депутат НРП (Народно-республиканской партии) и кандидат в муниципальные главы района Бейоглу от НРП Альпар Таш, актер Нур Сюрер и представители многих политических партий и гражданских организаций.

Активисты несли фотографии пропавших без вести. На этой неделе с рассказом о судьбе пропавшего человека выступила сестра Хасана Оджака Масиде Оджак.

Они пытаются помешать нам влиять на общественное мнение

Масиде Оджак начала с того, что Субботние матери выступают с мирными акциями, право на которые гарантирует турецкая конституция и международные соглашения, но, несмотря на это, полиция мешает им, налагая запреты: «25-ю неделю подряд мы вынуждены проводить нашу пресс-конференцию на крошечном пятачке перед зданием Организации защиты прав человека. Здесь нас удерживает полиция, желая полностью изолировать участников от общества. Ранним утром каждой субботы и это место, и близлежащие улицы перекрываются вооруженными до зубов полицейскими. Это выглядит пугающие, но их цель в том, чтобы не дать людям присоединяться к нашему мероприятию и не дать нам воспользоваться нашим правом на обращение к общественному мнению, тогда как это право гарантировано Конституцией. Но в очередной, 724-й раз, мы требуем справедливости и наказания виновных в исчезновениях».

Оджак подчеркнула, что турецкое государство демонстрирует двойные стандарты, призывая ООН расследовать убийство журналиста Джамаля Хашогги, убитого на территории консульства Саудовской Аравии в Стамбуле.

История Мальту

На этой неделе была рассказана история Мехмета Сирина Мальту, пропавшего без вести 24 года назад.

Мехмету было 17 лет, он жил в селении Зедийя, в районе города Козлук (провинция Батман). 31 января 1995 в дом Мальту ворвались сотрудники спецслужб, солдаты и сельские стражи.

Солдаты начали проверку присутствовавших и вытащили наружу Мехмета. До 4 утра жители деревни слышали его крики, пока его пытали в открытом поле. Затем Сирина увезли.

На следующий день около полудня четыре транспортных средства вернулись в деревню. Сирина привезли, его руки и ноги были связаны, а на голове был мешок. Его открыто избивали среди бела дня. Родственники и жители селения слышали, как от Мехмета требовали сообщить какое-то местоположение, но он отвечал только одно: «Я не знаю».

Затем солдаты увезли его, уже неспособного стоять на ногах.

Семья Сирина обратилась в жандармерию Козлука и Берикхана, но им сообщили, что под стражей их сына нет. Другой задержанный органами охраны правопорядка Батмана успел сообщить им, что видел Мехмета Сирина и что их держали под стражей вместе шесть дней.

Родственники Мехмета обратились к прокурору, но в прокуратуре потребовали свидетельских показаний. Свидетель отказался их давать из-за оказанного на него давления. Больше никаких вестей о Мехмете Сирине не поступало.

Я буду искать его, пока дышу

После того как история о трагедии Мехмета была рассказана, пришло время зачитать письмо его матери Сабрие Мальту, которая не смогла присутствовать из-за болезни.

Мехмет был младшим из её детей.

«Я впервые взяла сына на руки через три месяца после того, как мой муж погиб в ДТП. Я растила детей без отца, и, когда ему было 17, его у меня отняли. Солдаты избивали моего сына у меня на глазах и на глазах моих соседей. Потом Мехмета увели. Куда бы я ни пошла, мне давали один и тот же ответ. Я жила в надежде получить вести о своем сыне 24 года. Хотела хотя бы увидеть его могилу. Я хочу, чтобы те, кто сделал это с Мехметом, были наказаны. Я стара и больна, но я не прекращу поиски».

Эта страна не заслуживает такой тирании

Хасан Каракоч, брат Ридвана Каракоча, лишившегося жизни под стражей, подчеркнул, что в этой стране пропадают после задержания даже те, кому нет еще 18 лет:

«24 года мы рыдали. Что мог сделать государству 17-летний мальчик! Могила – право каждого. Это все, о чем просят матери. Они хотят, чтобы у их детей были могилы, куда можно прийти помолиться и оставить цветы. Органы государственной безопасности задерживают людей, облачившись в форму, официально неся оружие, приезжая в официально выделенных машинах. Люди исчезают на глазах сотен соседей, но не проводится никакого расследования. Разве не первая обязанность государства открыть правду о том, что произошло с этими людьми. Эта страна не заслуживает такой тирании».