Политзаключенные призывают улучшить условия содержания в тюрьме

Политические заключенные в Измире обнародовали условия своего содержания в письме и призвали правозащитные организации оказать им поддержку.

Политические заключенные измирской тюрьмы №3 Шакран описали условия своего содержания в письме Ассоциации солидарности EGE-TUHAYDER, призвав правозащитные организации принять немедленные меры.

По словам заключенных, все социальные, культурные, спортивные и образовательные мероприятия были отменены в связи с пандемией. Однако камеры переполнены, что способствует распространению заболеваний. Все медицинские консультации в больнице означают последующий карантин в условиях, худших, чем наказание в одиночной камере. Доступ к газетам, радио и телевидению произвольно ограничен.

Медицинское обслуживание в тюремном лазарете также сопряжено со многими трудностями. По словам заключенных, стало обычной практикой сообщать о своих жалобах на здоровье в письменном виде, после чего заключенным выдается рецепт.

Питание в учреждении скудное и подается в таких небольших количествах, что не покрывает даже суточную потребность в калориях. На продукты, которые можно купить в тюрьме на собственные деньги, установлены завышенные цены, а предложение очень ограничено. «Мы не можем покрыть свои потребности, и нам даже приходится покупать питьевую воду за свои деньги», – пишут заключенные. Заключенным также приходится самим платить за электричество, и счета становятся все выше.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются заключенные, – это большое расстояние от их домов. Многие родственники не могут позволить себе приехать в тюрьму, а права на посещения произвольно ограничиваются администрацией тюрьмы. Во многих случаях письма от заключенных не отправляются, а тексты, написанные, в частности, на курдском языке, остаются лежать неделями. Одежда, принесенная родственниками, не передается.

Заключенные также сообщают о произвольных дисциплинарных наказаниях за курдские песни и танцы. По ночам в камерах неоднократно проводятся обыски, конфискуются личные вещи. По словам сотрудников тюрьмы, ночные обыски проводятся по приказу министерства юстиции. По-прежнему проводятся унизительные личные досмотры. Политические заключенные также отмечают, что право на досрочное освобождение под надзором на них не распространяется.