Семьи подали заявку на посещение заключенных на Имралы

Семья и законный представитель курдского лидера Абдуллы Оджалана возобновили обращение к турецким властям с просьбой посетить тюрьму Имралы, где Оджалан содержится в изоляции при отягчающих обстоятельствах.

Семьи курдских политических заключенных на острове Имралы – Абдуллы Оджалана, Омера Хайри Конара, Хамили Йылдырыма и Вейси Акташа – в очередной раз обратились в главную прокуратуру Бурсы и к руководству тюрьмы острова Имралы для встречи со своими родственниками.

Брат Абдуллы Оджалана Мехмет Оджалан и его законный представитель Мазлум Динч, брат Омера Хайри Конара Али Конар, брат Хамили Йылдырыма Полат Йылдырым и сестра Вейси Акташа Мелихе Четин подали заявление в прокуратуру Бурсы и администрацию тюрьмы Имралы о встрече с заключенными в следующий понедельник (17 января).

Оджалан содержится в изоляторе с отягчающими обстоятельствами в тюрьме строгого режима Имралы F-типа недалеко от Стамбула с тех пор, как он был схвачен в результате международного заговора в 1999 году.

14 марта в социальных сетях распространились слухи о том, что Оджалан умер в тюрьме. Сразу же по всему миру были организованы акции протеста с требованием срочного визита адвокатов в Имралы.

25 марта Оджалан смог поговорить со своим братом Мехметом Оджаланом. Короткий телефонный разговор произошел примерно через год после предыдущего звонка, 27 апреля 2020 года, и с тех пор впервые у Оджалана был реальный контакт с кем-то посторонним за границами тюрьмы.

Телефонный разговор проходил под контролем прокуратуры Урфы и был очень коротким. Звонок был прерван довольно скоро. Точно так же резко прервался телефонный разговор другого заключенного Имралы, Хамили Йылдырыма, со своей семьей. Сообщалось, что двое других заключенных, Омер Хайри Конар и Вейси Акташ, не воспользовались возможностью позвонить по телефону.

Все заявки на посещение до сих пор были отклонены или остались без ответа. Адвокаты Оджалана смогли встретиться со своим клиентом 2 и 22 мая, 12 и 18 июня и 7 августа 2019 года, впервые за 8 лет. С 7 августа 2019 года все заявки остались без ответа.

После того, как 22 ноября адвокаты Оджалана обратились в суд Бурсы с просьбой о срочной встрече, выяснилось, что в отношении курдского лидера было вынесено еще два запрета. Суд Бурсы отклонил ходатайство, сославшись на  свидание от 12 октября в качестве причины отказа.

Суд также отклонил ходатайство семей о встрече с их родственниками, сославшись на 3-месячный запрет на посещение, изданный Дисциплинарной коллегией пенитенциарного учреждения Имралы от 18 августа 2021 года.

Делегацию Имралы, которая смогла провести переговоры с Оджаланом в рамках мирных переговоров, не пускают на остров-тюрьму с апреля 2015 года. С момента последнего визита группы адвокатов 7 августа 2019 года турецкие власти не ответили ни на один из постоянных запросов о посещении.

Турецкие власти используют «дорожную карту переговоров», представленную Европейскому суду по правам человека в 2009 году, в качестве оправдания запрета на визиты группы адвокатов Абдуллы Оджалана.

С другой стороны, расследование, начатое в 2012 году в отношении адвокатов лидера курдского народа Абдуллы Оджалана Резана Сарыджи, Али Мадена, Барана Догана, Дженгиза Юрекли, Инана Акмеше, Махмута Ташчи и Мехмета Селима Окчуоглу, было возобновлено в начале 2021 года. .

Адвокаты обратились в прокуратуру и подали заявление. После того как показания были сняты, обвинительное заключение, подготовленное прокуратурой, было принято 33-м Высшим уголовным судом Стамбула. Адвокатов обвиняют, в том числе, в принадлежности к террористической организации, и в сентябре они должны предстать перед судом.

В обвинительном заключении, где встречи адвокатов с Оджаланом показаны как элемент преступления, отказ адвокатов принять выдвинутые против них обвинения также упоминается как элемент преступления. Кроме того, в то время как использование адвокатом Дженгизом Юрекли своего права хранить молчание было представлено как состав преступления, телефонные разговоры задержанных с их семьями в связи с их профессией также были признаны преступлением.

Самым интересным предметом обвинения в обвинительном заключении было то, что в качестве криминальных элементов приводились такие утверждения, как «к Оджалану применяется изоляция» и «адвокаты не допускались к нему в течение 300 дней».