Тюрьмы Турции переполнены

Член исполнительного совета АГОСПН Коркут сказала, что в камерах, рассчитанных на 12 человек, пребывают 30 человек из-за чего заключенные спят поочередно. Коркут заявила, что насилие по отношению к заключенным стали обыденным явлением.

Согласно информации, представленной по запросу парламенты Турции министерством юстиции, до 15 сентября 2018 года в 449 тюрьмах страны, рассчитанных на 211 274 человека, пребывают 246 426 человек. Согласно представленной министерством информации, 35 152 человека пребывают сверх установленного количества мест в тюрьмах страны. Член Ассоциации гражданского общества системы применения наказания (АГОСПН) Бериван Коркут рассказала корреспонденту агентства «Месопотамия» Мелику Джейхану о нарушениях прав человека в тюрьмах.

“Поскольку число заключенных превышает рассчитанное количество камер в тюрьмах, это положение оказывает отрицательное влияние на их жизнь и здоровье, - сказала Коркут. – В камерах, рассчитанных на 12 человек, пребывают 30 человек. Поскольку кроватей недостаточно для заключенных, они спят по очереди. В некоторых тюрьмах кровати стоят чуть ли не рядом с туалетом. Когда заключенные идут на встречи со своими близкими, они подвергаются психологическому и физическому насилию. Заключенных постоянно перевозят, и во время этапирования они подвергаются насилию и досмотрам в обнаженном виде. Как до, так и после чрезвычайного положения продолжается нарушение прав человека. Как только заключенных отправляют в другое место, они вновь вынуждены приобретать для себя самовары, телевизоры и другие необходимые предметы. Престарелые родители заключенных не в состоянии навещать своих детей. Таким образом, наказывают как заключенных, так и их семьи. Есть некоторые заключенные, которым на протяжении трех с половиной лет запрещали видеться с родственниками. Если же адвокаты не будут посещать их, то связь этих заключенных с внешним миром полностью прекращается.

Многие книги, которые отправляют семьи и друзья заключенных, не попадают им в руки. Заключённых заставляют, чтобы те на свои деньги покупали себе книги. Многие книги, по которым нет постановления о запрете, произвольным образом конфискуются у заключенных. Арестанты не могу держать у себя более пяти-семи книг. Многие книги по причине отсутствия перевода не предоставляются заключенным.

У заключенных в руках осталось одно радио, и то оно было конфисковано. Заключенные, не знающие турецкого языка, не могут получить информацию о положении своей страны, поскольку телевизионные каналы также ограничены в списке. Вместе с тем, в камерах заключенных проводят обыски и конфискуют их личные дневники

Нарушение прав человека не рассматривается в качестве нарушения как такового. Это, по своей сути, большая проблема. Многие нарушенные права остаются незамеченными и не становятся новостями. Интерес к заключенным чрезмерно низок. Нельзя видеть ответственность за решение только в семьях заключенных. Важно, чтобы демократические круги занялись решением этих проблем”.