Проф. Филлипсон: Турция практикует государственный террор в отношении курдов

Профессор Роберт Филлипсон, преподаватель Копенгагенской школы бизнеса, назвал насилие Турции против курдов «государственный терроризм».

Роберт Филлипсон – один из участников продолжающейся кампании против запрета РПК (Рабочей партии Курдистана) и профессор кафедры менеджмента, общества и коммуникации Копенгагенской школы бизнеса (государственный университет Копенгагена). Он выразил обеспокоенность по поводу неоднозначности определения термина «терроризм» и отметил, что государства склонны к злоупотреблению этим понятием.

В беседе с ANF профессор отметил: «Если понятие террора останется двусмысленным, правительства будут использовать его, как им удобно. Пока применение разрушительного насилия против государства рассматривается как «терроризм», государственное насилие против граждан не считается «государственным терроризмом».

Профессор Филлипсон привел живой пример, назвав многолетнее насилие турецкого государства против курдов «государственным терроризмом». Он сравнил криминализацию курдского освободительного движения, которое борется против турецкого государственного терроризма, с практикой, которой подвергался Африканский национальный конгресс (социал-демократическая партия АНК) в Южной Африке в ходе борьбы против режима апартеида.

«Мандела был обвинен в том, что был «террористом», правительствами, поддерживающими расизм, и за то, что выступал за военную борьбу. Он был признан в рамках южноафриканской системы только тогда, когда силы правителей пошатнулись и те признали необходимость решения проблемы путем переговоров. В этот момент его перестали считать террористом», – напомнил профессор.

Роберт Филлипсон подчеркнул, что для того, чтобы турецкое государство могло сесть за стол переговоров, как это было с южноафриканским режимом апартеида, необходимо сначала поколебать власть правящих элит.

«Пока исполнительная власть правительства ПСР/ПНД растет, возобновление мирных переговоров с их участием маловероятно. От переговоров будет зависеть возможность убедить любое правительство или ЕС в том, что РПК не должна быть классифицирована как «террористическая организация». Этого будет сложно добиться, когда между ЕС и Турцией существуют запутанные отношения».