Дополнительные наказания для голодающих женщин-заключенных

Гурбет Джейлан и Лейла Сарач – заключенные закрытой женской тюрьмы типа М в Байбурте – рассказали, что узницы, которые поют песни на курдском языке и танцуют, получают запрет на общение.

Заключенные из Партии свободных женщин Курдистана начали голодовку 27 ноября, требуя прекращения изоляции национального лидера народа курдов Абдуллы Оджалана. Это бессрочная акция, в которой участвуют сменяющие друг друга группы, каждая из которых голодает определенное количество дней.

Сегодня 14-й день, и голодовку ведет третья группа.

С ростом такого сопротивления в тюрьмах на заключенных чаще оказывают давление.

Так, Гурбет Джейлан и Лейла Сарач – две политзаключенных, содержащиеся в закрытой женской тюрьме типа М в Байбурте, – присоединились к протестной голодовке. Они рассказали, что права женщин-заключенных были нарушены из-за их участия в протесте.

По словам узниц, 26 ноября администрация тюрьмы начала внутреннее расследование в отношении Сибел Каи, Нурджан Арсоз, Айфер Башлыги и Мюлькие Доган из-за того, что женщины пели песни на курдском и танцевали во время перерыва. Формулировка «танцевали халай* и пели на непонятном языке» была позже изменена на «скандировали слоганы и танцевали халай», за что узниц наказали запретом на общение.

* - традиционный курдский народный танец