Ожидание решения ЕСПЧ по преступлениям в Джизре

Всё внимание приковано к решению Европейского суда по правам человека, который уже начал до этого выносить вердикты в пользу турецкой стороны; суду предстоит принять решение относительно зверств со стороны турецкой армии в отношении жителей Джизре.

Всё внимание приковано к решению Европейского суда по правам человека, который уже начал выносить вердикты в пользу турецкой стороны; суду предстоит принять решение относительно зверств со стороны турецкой армии в отношении жителей Джизре во время периода самоуправления.

Слушание дела, в котором рассматриваются случаи людей, сожжённых заживо в подвалах домов Джизре во время периода самоуправления, когда власть оказалась в руках участников сопротивления в 2015-2016 годах, состоится в Европейском суде по правам человека 13 ноября 2018 года.

В ЕСПЧ будет слушаться дело Омара Алджи, жителя пригорода Джизре Нур, и Орхана Тунджа, который погиб, потому что к нему не были допущены врачи скорой помощи, несмотря на решение суда.

Вердикт по этому делу станет прецедентом для подобных случаев, связанных с нарушениями прав человека во время комендантского часа. Также важно определить, соответствовали ли условия комендатского часа Европейской конвенции по правам человека и что вообще думает по этому поводу ЕСПЧ.

Юрист Навроз Уйсал дал интервью корреспонденту  информационного агентства «Фират».

- Что происходило тогда в подвалах домов Джизре?

- В 2015-2016 годах в различных городах и провинциях был установлен комендантский час. Во всех случаях комендантский час устанавливался одинаковым образом, а соответствующие действия велись в схожей манере. Существовали практики, наносящие вред элементарным человеческим правам и человеческому достоинству. Однако при этом именно в районе Джизре нарушения права человека на жизнь достигли своего максимального уровня. Сотни людей, захваченных в трёх разных домах, были зверски убиты, что даёт нам общее впечатление о том, что происходило».

- По этим случаям уже были решения суда?

- Было пять решений суда относительно доступа раненых людей к медицинской помощи, по поводу «безопасной эвакуации» для захваченных людей и относительно защиты права человека на жизнь. К сожалению, ни одно из этих решений не было воплощено в жизнь, за исключением дела Халин Онджу.

Мы подали наш список требований относительно общего состояния Джизре. В него входят правоспособность во время политического процесса, повлёкшего за собой введение комендантского часа (например, набор мер по обеспечению общественной безопасности). Необходимость рассматривать случаи международных преступлений против человечества. Расследование всех смертей, согласно международным стандартам, со всей эффективностью. Назначение независимых дознавателей и другие подобные требования. Мы получили 74 отказа по нашим делам. Они пытаются завершить все процессы и закрыть дела, не проведя надлежащего расследования и заявляя, что жертвы подобных случаев, лишившиеся в итоге жизни, являлись подозрительными людьми. Все наши апелляции были отвергнуты уголовным судом. На данный момент они находятся в Конституционном суде. 31 дело, находящееся сейчас в Конституционном суде и в ЕСПЧ, содержит в себе апелляции по поводу происшествий во время комендантского часа.

- Почему до сих пор нет результатов?

- Перечислю причины, из-за которых результаты апелляций до сих пор недоступны.

- Правительство пытается скрыть истину.

- Очевидно, что им придётся нести ответственность перед международными организациями.

- Cвидетельские показания и улики либо были собраны в несоответствии с законом, либо вообще не были собраны.

 - Игнорирование политической стороны произошедших событий. Например, игнорирование так называемого «Плана упадка», принятого Национальным советом безопасности в 2014 году.

- События, произошедшие при содействии правительства или же с его молчаливого согласия, характеризуются как «обычные/стандартные» действия.

- Обвинители воздерживаются от активных действий.

- У лиц, причастных к преступлениям, есть правовые основания так себя вести, исходя из принятых постановлений.

Решение в нашу пользу по итогам процесса повысит стремление бороться за свои права как у юристов, так и у семей пострадавших.