Нилюфер Коч: Турция, проигрывая партизанам, хочет использовать ДПК

Член исполнительного комитета Национального конгресса Курдистана (НКК) Нилюфер Коч сказала: «Чтобы добиться победы, ДПК была поставлена задача осадить и уничтожить партизан. Всем следует проявлять бдительность и остерегаться таких ситуаций».

Турецкая оккупационная армия продолжает свои атаки на районы южного Курдистана. Турция атакует мирных жителей и природу, используя всевозможные способы и методы. Пешмерга ДПК часто предоставляет информацию и действует на стороне турецкого государства. Несмотря на неоднократные призывы Рабочей партии Курдистана (РПК), Демократическая партия Курдистана (ДПК) не прекратила мобилизации и угроз в адрес партизан. Курдский народ, художники, интеллектуалы и многие политики организовали различные мероприятия, чтобы убедить ДПК изменить свою позицию. Однако ДПК не заняла твердой позиции в отношении нападений турецкого государства.

Заявив, что курдский народ сопротивлялся Лозаннскому договору, который разделил Курдистан, Нилюфер Коч сказала: «Сопротивление, которое началось в течение последних 40 лет под руководством лидера Абдуллы Оджалана, привело к изменениям. Основная цель соглашения заключалась в том, чтобы лишить курдский народ их прав. Государства-захватчики хотели ассимилировать курдов и изменить демографическую структуру. Однако сопротивление курдов, особенно в последние годы, помешало этому. Были достигнуты значительные успехи. Со времен подписания Лозаннского договора прошло 98 лет. Теперь о мощи курдов знают все. Благодаря своей организованности, уровню, достигнутому в рамках законного права на оборону, своей политике и своей дипломатии курды теперь демонстрируют свою волю».

Что касается планов, которые Турция реализует против курдского народа, Нилюфер Коч сказала: «Турецкое государство в настоящее время борется с курдским народом в трех частях Курдистана. В северном Курдистане применяется фашистская политика против курдов, а в Рожаве война против курдов продолжается с помощью поддерживаемых Турцией групп боевиков и оккупации территории Рожавы. Турция также оккупировала южный Курдистан. Одна страна борется с курдским народом в трех частях Курдистана. Турецкое государство явно хочет уничтожить курдский народ, чтобы расширить свои границы. По обе стороны границы, в которую вторглось турецкое государство, находятся курды. Турецкое государство не ожидало такого сопротивления. Со временем политика турецкого государства усугубила внутренний кризис. Это ставит страну в состояние серьезного кризиса. Все государственные средства расходуются на финансирование войны против курдского народа».

Отметив, что турецкое государство не достигло своих целей, Нилюфер Коч добавила: «В течение трех месяцев турецкая армия нападает на районы Зап, Авашин и Метина. В этой войне турецкое государство использовало все передовые военные технологии и химическое оружие, запрещенное на международном уровне, а также использовало боевиков ИГИЛ(запрещена в РФ). Кроме того, Турция шла на уступки на дипломатическом уровне, чтобы добиться международного одобрения и молчания в отношении своих атак. Однако она не добилась своих целей. Судьба турецкого государства в настоящее время зависит от победы курдского народа. Если мы, курды, сможем добиться победы, это означает поражение турецкого государства.

На международном уровне многие страны недовольны стратегией турецкого государства. Положение Турции на международном уровне слабое. Чтобы альянс Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) добился своей фашистской политики, они в настоящее время концентрируют свое внимание на южном Курдистане. Южный Курдистан считается раной для курдов, потому что они были обмануты авторитарной политикой. Из всех частей Курдистана самое слабое звено в курдской политике сейчас сосредоточено в южном Курдистане. И турецкое государство использует все свои методы против партизан для достижения целей своего последнего плана. Партизаны считаются стеной на границе между северным и южным Курдистаном против планов оккупации, проводимых турецким государством».

Что касается позиции ДПК в отношении атак турецкого государства на Южный Курдистан Нилюфер Коч сказала, что ДПК четко не определила свою позицию, и добавила: «Пытаясь преодолеть кризис, турецкое государство оказало большое давление на ДПК с целью вовлечения ее в войну. К сожалению, ДПК пока не определила свою позицию в отношении этих атак. Хотя глава Демократической партии Курдистана Масуд Барзани сказал в недавнем заявлении: «Я не позволю разразиться курдской междоусобной войне», к сожалению, действия ДПК не подтверждают эти заявления. Силы ДПК по-прежнему открывают турецкому государству возможность оккупировать южный Курдистан. Это похоже на игру с огнем для остального Курдистана. Последний шанс для турецкого государства – спровоцировать распри среди курдов. Все общественные и политические круги хотят, чтобы ДПК была осторожна в этом вопросе, и требуют, чтобы ДПК встала на сторону курдов. Другими словами, они ожидают, что Масуд Барзани будет действовать согласно своим заявлениям. Внутри ДПК есть противоречия. Мы до сих пор не понимаем, что происходит внутри ДПК. Курдские общественные и политические круги ждут, что ДПК займет эту позицию.

Если они действительно выстраивают свою политику в соответствии с национальными интересами южного Курдистана, то они могут избавиться от влияния Турции. Южный Курдистан имеет большой потенциал и возможности. Но цель, похоже, другая».

Отметив, что Турция потерпела неудачу и проиграла на последнем этапе этой войны, Нилюфер Коч добавила: «У нее все еще есть несколько последних попыток, которые заключаются в том, чтобы заставить ДПК осадить партизанские силы. Это роль, которая была возложена на ДПК, и таким образом Турция стремится достичь определенных результатов в своем последнем наступлении. Демократическая партия Курдистана также направила спецназ. Когда направляется спецназ, это говорит о серьезности проблемы. Понятно, что они не могут убедить пешмерга принять участие в боевых действиях, потому что у пешмерга есть историческое наследие в защите Курдистана и борьбе против Саддама Хусейна. Демократическая партия Курдистана находится в критической ситуации».

Что касается недавних конфликтов и разногласий, возникших в рядах Патриотического союза Курдистана, Нилюфер Коч сказала, что конфликт внутри ПСК кажется внутренним спором, но на самом деле он глубже этого. «Они стремятся искоренить патриотический подход, о котором написал г-н Ибрагим Ахмед и который сыграл заметную роль в национальном подходе Патриотического союза Курдистана. Они стремятся искоренить патриотический подход и наследие, оставленное г-ном Ибрагимом Ахмедом и Мам Джалалом. Я надеюсь, что они не отклонятся от национального пути и будут иметь свой вес в Курдистане», – добавила она.

Отметив, что на данном этапе очень важным является единство курдской позиции по ряду вопросов, Нилюфер Коч сказала в заключение: «Мы будем стремиться вовлечь ДПК в диалог. Мы также будем стучать в двери Демократической партии, пока она не откроет свои двери. Лозаннское соглашение, лишившее нас наших прав, было результатом курдской политики. Если бы курдский народ был единым, он бы в тот период добился определенных результатов. Мы не можем жертвовать своими достижениями ради интересов политических партий. Выводы, которые мы сделали с момента атак 23 апреля до настоящего времени, заключаются в том, что противник не спит 24 часа, и поэтому мы не должны спать и продолжать работу. Мы не должны молчать. Необходимо постоянно проявлять бдительность».