Мераль Шимшак: я не стану молчать

Мераль Шимшак – курдская писательница и мать двоих детей. Из-за написанных ей книг Шимшак грозит до 15 лет заключения в турецкой тюрьме.

Во время незаконного выдворения из Греции она подверглась насилию со стороны людей в масках и была брошена в реку Марицу.

Курдская писательница Мераль Шимшак – одна из многих людей, пострадавших от систематической криминализации свободы слова и мысли в Турции. Из-за своих книг и рассказов она имеет статус подсудимой. Её судебный процесс идет в Малатье с начала года. Шимшак – участница международного ПЕН-клуба (международная правозащитная неправительственная организация, объединяющая профессиональных писателей, поэтов и журналистов, – прим.). Накануне следующего судебного заседания, которое состоится 21 сентября, она подчеркивает, что ее не заставят молчать.

Мераль Шимшак уроженка Амеда (Диярбакыра), чья семья придерживается патриотических взглядов. Она увидела всю суть жестокого мира и истинного зловещего лица государства в юном возрасте. Ее сестра и брат были убиты в ходе освободительной борьбы. Когда ей было 13 лет, ее арестовали и впервые подвергли пыткам: удары током, бастинадо, изнасилование дубинкой. Следы этих пыток она несла долгие годы. На основе своей собственной истории она написала книги, которые сделали страдания курдского народа известными всему миру. За них она была девять раз награждена в Германии, Ираке и Англии. Поскольку в Турции ни один успех не остается безнаказанным, ее обвиняют в членстве в РПК (Рабочей партии Курдистана) и пропаганде терроризма.

Этот суд – вендетта

Мераль Шимшек рассказала ANF о своих тяжелых переживаниях. Она считает свой судебный процесс в первую очередь вендеттой властей. Как рассказывает сама писательница, ее похитили, усадив в машину в Малатье в апреле 2019 года. Похитители представились сотрудниками полиции и оказывали на нее давление, чтобы она согласилась работать информатором. Поскольку Шишак предала этот инцидент огласке, ее включили в список подозреваемых. Адвокат по правам человека Эрен Каскин передала дело в ООН, разоблачив действия полиции Малатьи.

«Люди, которые похитили меня и показали мне свои полицейские удостоверения, угрожали мне, что прикончат меня, если я разоблачу их и не соглашусь на их предложение. Через полтора года после того, как мы подали иск, обвинения были выдвинуты не против моих похитителей, а против меня. 9 декабря 2020 года сотрудники полиции вошли в мою квартиру посреди ночи и взяли меня под арест. Мои награды, электронное оборудование, все было конфисковано. Меня доставили в отдел по борьбе с терроризмом полиции Малатьи и подвергли обыску голой. В то время я недавно перенесла операцию. Из-за пыток в 1990-х годах мне пришлось удалить матку, также я потеряла часть кишечника. Когда мне было 13 лет, меня пытали и избивали дубинкой в полицейском участке в Мазыдаги, Мардине. Целью пыток было заставить моих старшего брата и старшую сестру говорить. Хотя я сказала полицейским в Малатье, что мне только что сделали операцию, была проведена проверка влагалища».

«Имя моей главной героини Арзелы должно было стать моим кодовым именем»

Через несколько дней Мераль Шимшак была освобождена. Только месяц спустя в Малатье ей были предъявлены обвинения. В обвинительном заключении преступлением сочтено все, что она делала: ее книги, ее награды, ее рассказы, литературные мероприятия, в которых она участвовала. «Даже мой рассказ «Арзела», который получил две премии в Англии и от британского ПЕН-клуба, считается доказательством моего предполагаемого членства и пропаганды в пользу организации. На самом деле речь шла о конкурсе, на который меня пригласили. Туда специально приглашали людей, которые могли написать рассказ в рамках концепции о будущем курдов.

Я приняла участие в нем и написала этот рассказ. В качестве примера я использовала утопическую страну, которая в нем фигурирует. Имя моего главного героя должно было стать моим кодовым именем. Хотя действие рассказа происходит даже не в Турции, это также представлено [в обвинительном акте] как проект будущего партии РПК. «Арзела» была включена в антологию работ двенадцати авторов, она рецензировалась. Антология также должна быть опубликована в США.

Другое обвинение – стихи и фантазии из моей биографической работы Nar Lekesi («Гранатовое пятно»), которая, основываясь на истории моей семьи и освещает страдания курдского народа в 1990-е годы. И даже мой ответ на вопрос читателя на мероприятии в Батмане считается преступным деянием. Когда меня спросили, почему я не пишу на курдском, я ответила, что мне стыдно за то, что я не могу писать на родном языке. Об этом упомянуто в обвинительном заключении. Это так трагикомично».

Спастись от кабанов, солдат и из болота

Из обвинительного заключения стало известно, что в течение полутора лет Мераль Шимшак находилась под техническим и агентурным наблюдением. Чтобы избежать непрестанных репрессий, в конце июня она пересекла границу с Грецией и там подверглась полицейскому насилию в ходе незаконной депортации. В пути она встретила Диджле Мохаммед, курдянку из Рожавы. Двух женщин провели сомнительными маршрутами в район, который впоследствии оказался военной зоной ограниченного доступа. В течение двенадцати часов, голодные и измученные жаждой, они спасались от диких кабанов, солдат и выбирались из болота.

Когда они вышли к дороге, им встретились двое сотрудников полиции. Мераль Шимшак показала им свою международную ПЕН-карту и сказала, что подвергается преследованиям в Турции. Ее избили, и она снова пережила сексуальное насилие. В тот момент она поняла, что даже женщины-писательницы не могут быть в безопасности нигде.

Незаконное выдворение

Шимшак рассказывает, что греческие власти были уведомлены о ее прибытии через адвокатскую контору в Афинах, но ничего не предприняли. О том, что произошло дальше, она говорит так: «Меня не только притесняли и дурно со мной обращались, у меня отобрали удостоверение личности, телефон, бумажник и планшет. В машине была вода, и я попросила пить, но нам ничего не дали. Когда мы еще были одеты, нас облапали и приставали к нам якобы с целью обыска. После этого они кого-то уведомили. Я подумала, что они уведомили полицию в деревне, потому что там нас должны были ждать мои адвокаты. Мы уже почти прибыли туда, когда нас схватили.

Пока мы ждали, подъехал белый фургон без номерного знака. Меня охватил ужас, потому что со времен Турции я знала, что означает машина без номеров. Из машины вышли женщина и мужчина в возрасте от 30 до 35 лет и подошли к нам. Они заставили нас раздеться посреди улицы и грубо обыскали. Уже светало, и мимо нас проезжали гражданские автомобили, но им было все равно. Женщина надела черную перчатку и сначала проверила меня, включая вагинальный осмотр. Затем она сделала то же самое с Диджле, не меняя той же перчатки, несмотря на то, что у нее были месячные.

После этого нас увезли оттуда и передали людям в черных масках, которые в свою очередь отдали нас другим людям в масках. Они отвели нас к пограничной реке Марица (гр. Эврос). Я сопротивлялась, потому что думала, что умру. Они избили меня. Затем они бросили меня и Диджле в воду. Они так и не вернули наши вещи. Мы были в районе Ипсала, в запретной зоне. Там были турецкие военные, и они нас поймали. Меня и Диджле арестовали, потому что я не подчинилась наложенному для меня запрету на выезд из страны. Нас отправили в тюрьму в Эдирне. Через восемь дней я была освобождена на условиях регулярного появления в органах с целью отчетности».

В настоящее время против Мераль Шимшак ведется дополнительное разбирательство за нарушение закрытой зоны на границе в Ипсале. Поскольку жестокое обращение в Греции стало причиной ретравматизации ее опыта, пережитого в Турции, она получает психологическую помощь от Турецкого фонда защиты прав человека (TIHV) и проходит медицинское лечение.

«Я не буду молчать»

Мераль Шимшак – мать двоих детей. За её книги и рассказы ей грозит до 15 лет тюремного заключения. Следующий день её судебного процесса – 21 сентября. Ожидается, что сторона обвинения выступит с заявлением. Наибольшую поддержку курдская писательница получает от международного ПЕН-клуба. Шимшак уверена, что цель этого судебного процесса –  отомстить ей за то, что он добивалась осуждения полицейских в Малатье. «В этом процессе литература оказывается под судом вместе с моей персоной», – говорит Шимшак, подчеркивая, что ее хотят заставить молчать.

Писательница и поэт говорит, что никогда не хотела бросать писать: «Мое писательское путешествие началось с того, что я облекла свою боль в слова. Позже я искала способы переплавить боль в надежду и красоту. Я писала о берделе (обмен невестами, организуемый семьями), о бедности, о жестокости «Хезболлы», о насилии государства и мужчин и обо всех страданиях, которым подвергаются женщины и дети. Однако некоторым хочется, чтобы об этом не знали, а всех, кто говорит об этом, вынуждали замолкнуть. Если мы будем молчать, общество тоже будет молчать. Однако я молчать не буду. Никакой судебный приговор не сможет заставить меня остановиться на пути к надежде».