Тихая революция женщин в Иране

Как и многие иранские женщины, Насрин Сотоудех и Шапарак Шаджаризаде бросили вызов обязательному ношению головного платка и заплатили за это своей свободой.

Иранская активистка Шапарак Шакаризаде, изображенная здесь снявшей обязательный исламский головной платок, была вынуждена отправиться в изгнание в Канаду.

Вот уже семь лет Исламскую Республику Иран сотрясает тихая революция. Его целью стал символ иранского режима – исламская чадра. Запущенный активисткой Массих Алинежад, находящейся в эмиграции в США, она предлагает иранским женщинам публично снять головной платок в знак протеста против его обязательного ношения в Иране с момента революции 1979 года. Каждую среду с января 2018 года Шапарак Шаджаризаде, 44-летняя жительница Тегерана, отправлялась в оживленное место на севере столицы, чтобы снять чадру, которую она вешала на конец палочки для еды.

«Я держала ее до тех пор, пока не заболела рука, – рассказывает выпускница факультета компьютерной инженерии в Le Point. 

Некоторые прохожие аплодировали мне, другие считали, что это бесполезно. Для меня это был способ потребовать равных прав с мужчинами и прекращения дискриминационных законов... Хотя женщины составляют большинство в университетах Ирана, они по-прежнему страдают от серьезной правовой дискриминации, основанной на законах шариата: жизнь иранской женщины стоит в два раза меньше, чем жизнь мужчины, с точки зрения наследования или «кровных денег» (сумма, которая должна быть выплачена семье жертвы несчастного случая или убийства). В суде показания женщины эквивалентны половине показаний мужчины.

Мгновенно распространяясь в социальных сетях, каждая фотография женщины без платка умножает эффект бунтарского жеста, возводя кампанию против головного платка в ранг социального явления в Иране. Несмотря на то что по всей стране они остаются в меньшинстве, движение привлекло симпатии многих иранцев, некоторые из которых с ностальгией вспоминают эпоху шаха, когда ношение чадры не было обязательным. Изначально застигнутые врасплох, иранские власти в конце концов приняли меры против «смутьянов».

21 февраля 2018 года Шапарак Шаджаризаде размахивала белым платком перед прохожими и была задержана полицейскими. Бунтарку бросили в камеру, где ее в течение нескольких часов допрашивали сотрудники спецслужб.

«Они обвинили меня в том, что я шпионка и веду пропаганду против государства, – вспоминает она. – Они были агрессивны, оскорбляли меня и жестоко избивали».

Выпущенная под залог через неделю, она была арестована еще дважды. Чтобы избежать двухлетнего тюремного заключения, ей не оставалось ничего другого, как нелегально бежать из своей страны в Канаду, где она с тех пор является политическим беженцем. Борьба за права женщин в Иране продолжается более тихо, в других формах. «Благодаря этой кампании иранские женщины стали гораздо смелее и больше не подчиняются властям, – говорит активистка с длинными волосами цвета красного дерева. – В машине, в ресторанах или кафе они сбрасывают платок».

38 лет лишения свободы

Своим последним освобождением из тюрьмы в мае 2018 года иранская женщина обязана адвокату Насрин Сотоудех. Этот выдающийся деятель в области прав человека в Иране, лауреат премии имени Сахарова Европейского парламента, встала на защиту Шапарак Шаджаризаде и заплатила за это собственной свободой. Арестованная в июне 2018 года, она была приговорена в общей сложности к 38 годам тюрьмы и 148 ударам плетью, в том числе за «подстрекательство к коррупции и проституции». Отягчающим обстоятельством, по мнению революционного суда Тегерана, стало то, что адвокат явилась на допрос без головного платка.

«Насрин не верит в обязательное ношение чадры, ибо оно противоречит Декларации прав человека и гражданина», – говорит ее муж Реза Хандан. Его жена уже три года живет в тюрьме, лишенная двух детей. «Условия в женском центре содержания под стражей в Гарчак невыносимые, – говорит ее муж, который также был заключенным. – Насрин живет в камере, где вместе содержатся около 50 женщин. С потрескавшихся стен капает вода, не говоря уже о зловонии. Очевидно, что это бесчеловечное обращение навязывается ей, чтобы заставить ее страдать».

За решеткой Насрин Сотоудех узнала, что в ноябре 2019 года в Иране произошло широкомасштабное народное восстание, в результате подавления которого погибли сотни людей. Ей предстоит наблюдать на этой неделе, как ультраконсерваторы захватывают президентское кресло. Разве самый известный адвокат страны не потратила свою жизнь на бессмысленное дело?

«Если мы будем так говорить сами себе, то в Иране ничего не произойдет, – уверяет Реза Хандан. – Именно благодаря борьбе за гражданские права сегодня нет ни одного сегмента иранского общества, который бы не протестовал. Правительство ведет себя так, как будто хочет ускорить свое падение».