Карайылан: Турция полагается на психологическую войну

Главнокомандующий Народными силами самообороны Курдистана (НСС) Мурат Карайылан заявил: «Партизаны не отправляли своих бойцов в Армению, кроме того, они не собираются расформировываться».

Мурат Карайылан выступил на радиостанции «Dengê Welat», обсудив последние политические события. Он отдельно остановился на психологической войне, которую ведет турецкое государство, оказывая давление на курдское освободительное движение.

«В последнее время турецкое государство проводит больше психологических операций, чем военных, против нашего движения и партизан. Многие военные операции предпринимаются только для того, чтобы создать базу для психологических. Сегодня фокус сделан на психологической войне: лживая пропаганда создается для того, чтобы сформировать общественное мнение в свою пользу. В эту войну вкладывается в десять раз больше средств, чем в боевые операции. У государства есть система пропаганды, у него сотни ТВ-каналов и газет».

Турецкое государство стремится создать впечатление, что оно нанесло поражение Рабочей партии Курдистана (РПК) и избавило Турцию от угрозы, считает Карайылан. Тогда национальная гордость населения Турции должна раздуться, а шовинизм – расцвести: «Остаться у власти – вот настоящая цель турецких властей. Потому о действиях партизан ничего не сообщается».

СЕРХАД: ВЕСЬ АРСЕНАЛ ОКАЗАЛСЯ БЕСПОЛЕЗЕН

Карайылан привел примеры действий партизан в Искендеруне, Ване, Хафтанине и Агири. Турецкое государство скрывает понесенные там потери: «Была операция в Серхаде, которая длилась 25 дней, но общественность не была о ней информирована. Это серьезный удар для Турции. Ни один из партизан не получил там ранений. Боестолкновения продолжались одиннадцать дней. Турецкая армия использовала все свои технические возможности: разведывательные БПЛА, боевые БПЛА, военную авиацию, вертолеты «Кобра». И каков результат? Партизаны нейтрализовали десятки солдат без единой потери со своей стороны, забрав оружие убитых солдат. Это был успех партизан, но, разумеется, он не был обнародован. Потому никто не знает, сколько солдат было убито там».

ПОТЕРИ ТУРЦИИ ЗАМАЛЧИВАЮТСЯ

Как говорит Карайылан, турецкое государство не упоминает своих потерь, пока в Хафтанине идут ежедневные боевые операции. Некоторые их них записываются партизанами, потом эти кадры публикуются: «Например, вы видите пятерых-шестерых солдат на позиции, позиция полностью уничтожена партизанами, там не осталось ничего. Записи публикуются, но не поступает ни единого комментария. Никто не упоминает об этом, не спрашивает, сколько там было убито солдат. Государство бесстыдно придерживается своей лжи, предъявляя её как истину. До ПСР дела обстояли иначе. Когда правило то правительство, по меньшей мере после таких акций перед общественностью делались заявления. Разумеется, правды никогда не говорили, но по крайней мере частичное освещение было. Теперь правда попросту скрывается».

СТРОИТЬ ОБЩЕСТВО НА ЛЖИ

Это касается не только войны, но и пандемии, считает Карайылан: «Даже в том, что касается короновируса, информация не обнародуется. Доказано, что министр здравоохранения появляется перед камерами каждый день и лжет обществу. Он дает неполные цифры. То же самое с экономикой – лживые цифры бегут по экрану. Это государство построено на вранье и отрицании, этот режим фашистский и лживый. Своей ложью он хочет формировать общество по своим лекалам».

ПАРТИЗАНЫ НЕ ОТПРАВЛЯЛИСЬ В АРМЕНИЮ И НЕ СОБИРАЮТСЯ РАСФОРМИРОВЫВАТЬСЯ

Карайылан указывает но то, что турецкие медиа сильно преувеличивают потери среди партизан, а пропагандистская машина противоречит себе самой: «Вдруг сообщается, что РПК хочет основать террористическое государство, она желает основать государство в Рожаве, ею был завоеван южный Курдистан, она стремится завоевать Эрбиль, она перенесла свой штаб в Шенгал. А затем они говорят, что партизан осталось 400 человек. Откуда берется эта цифра, если РПК стремится создать государство? С другой стороны, они сообщают, что РПК отправила сотни людей в Армению, чтобы воевать против Азербайджана. Все это ложь, эти утверждения опровергают их же собственные утверждения. Возможно, им кажется, что способности людей к пониманию ограничены. С одной стороны, они объявляют о победе, с другой – говорят, что десятки тысяч бойцов угрожают Турции, так много, что некоторых даже отправили на защиту Армении. Такими утверждениями они сами выставляют себя лжецами».

МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВЫИГРАЕМ ЭТУ ВОЙНУ

«Не является правдой ни то, что партизаны стремятся отправиться в Армению, ни то, что они на грани развала. Курдская освободительная борьба никогда не была так сильна и близка к успеху, как сегодня. Это та причина, по которой турецкое государство обезумело от ярости и не знает, что предпринять. Поэтому они с одной стороны заявляют, что РПК на грани уничтожения, а с другой – что она хочет основать государство и представляет огромную опасность для Турции. Они объяты паникой и беспокойством.

Курдское освободительное движение развивается стабильно. Конечно, идет война. В тюрьмах, городах, долинах и горах – везде идет постоянная битва. Мы убеждены в том, что выиграем эту битву. Турецкое государство хочет изменить это своей черной пропагандой».

НАС МНОГО

Другая линия пропаганды, которой все чаще пользуется Турция, – сообщать об отступниках, бежавших из РПК и вернувшихся в Турцию. Карайылан прокомментировал это так: «У нас большая армия. Случается, что люди бегут из наших рядов, особенно на юге. В последние два года этого почти не случалось. Наши товарищи и наши люди должны знать, что бежавшие из наших рядов отправились на юг. Юг был превращен в местность для реабилитации при помощи ДПК. Там собирают людей, бежавших от нас, прикармливают их немного и потом отпускают. Позже этих людей оставляют одних. У них начинается личностный кризис, они впадают в депрессию. Они связываются со своими семьями и НРО. Им говорят, что в Турции их не арестуют, им только нужно будет дать показания до того, как они смогут вернуться домой. Их родственников приводят к офисам ДПН, где те протестуют. Большинство из этих родственников, приходящих к ДПН, появились неизвестно откуда. Два человека сдались в плен и были привезены из Дохука, и их тоже привезли к зданию ДПН. Преподносится это так, словно государство убедило их и вернуло их семьям».

ОТКУДА БЕРУТСЯ КОНТРАС

Карайылан добавил: «Когда пропаганда делает свое дело, их превращают в контрреволюционеров. Их жизни отравлены, их используют против партизан. Для целей пропаганды это преподносится так, словно разведка НРО вступила с человеком в контакт и он был убежден ею. Это далеко от реальности. Никто в рядах партизан не был так распропагандирован. До операции в Серхаде был случай измены. Это тоже стало достоянием общественности, такие вещи случаются. Однако это не НРО явилась и убедила кого-то. За последние годы партизаны стали более убежденными, чем прежде. Заявления турецкого государства – полностью лживы».

РАБОТА РАЗВЕДКИ

Карайылан рассказывает: «Сегодня война ведется при помощи разведки. Так обстоят дела во всем мире, но турецкое государство делает все ставки на разведывательную деятельность и технологии потому, что его наземные силы истощились и не могут сражаться с партизанами лицом к лицу. Если у них есть разведывательная информация, они атакуют наши отряды. Они бьют по отряду, по одному бойцу или двум. Это происходит только после разведывательной деятельности. Эти операции можно просчитать. Если до операции не была получена информация, она не будет иметь успеха. Операции, которыми хвастает министр внутренних дел, ничего не стоят, они не ведут ни к каким результатам».

МЫ СООБЩАЕМ ОБО ВСЕХ ПАВШИХ

Мурат Карайылан подытожил свое выступление так: «У нас бывают потери, но не в таких количествах, о каких сообщает турецкое государство. Неудачное перемещение на местности или выбор позиции могут привести человека или небольшой отряд к гибели в бою. Такое случалось в нескольких местах. Мы объявляем о всех наших потерях. Наши люди должны знать, что мы не скрываем своих потерь. Иногда информация задерживается, потому что мы ждем официального отчета. Враг временами заявляет, что определенные товарищи были убиты, но, конечно же, мы не верим. Мы ждем официальной информации. Иногда проводится обширный поиск информации, чтобы получить подробные данные. В таких ситуациях сообщения о гибели наших бойцов могут задерживаться. Когда личные данные героически павших уточняются, мы публикуем эти данные».