Опубликован 31 судебный протокол в отношении 19 членов парламента от ДПН

Турецкое правительство продолжает свой политический геноцид против курдского народа и его представителей, избранных демократическим путём.

Опубликованы очередные судебные протоколы в отношении 19 депутатов Демократической партии народов (ДПН) – их число составляет 31.

В этих протоколах, отправленных в Центральную национальную ассамблею Турции, присутствует требование снять депутатскую неприкосновенность с 19 депутатов, включая сопредседателя ДПН Парвин Булдан и сопредседателя ДПР (Демократическая партия регионов) Салиха Айданыза.

Ниже дан полный список депутатов, с которых требуют снять депутатскую неприкосновенность, в скобках указано число судебных протоколов:

Парвин Булдан (4), Сезаи Темелли (2), Салиха Айданыз (4), Рамзия Тосун (2), Омар Фарук Гергериоглу (2), Шавин Джошкун (2), Фалакнас Уджа (1), Марал Даниш Башташ (2), Муса Фарисогуллари (1), Тайип Тамаль (1), Абра Гюнай (2), Кемаль Бюльбюль (1), Паро Дюндар (1), Нуран Имир (1), Гюлистан Килич Кочьигит (1), Айша Аджар Башаран (1), Дерсим Даг (1), Мансур Ишик (1), Омар Оджалан (1).

Депутаты обвиняются в пропаганде террористических организаций в рамках своей политической деятельности и в членстве в таковых организациях.

Снятие неприкосновенности с последующей отправкой за решётку – это известный метод, к которому турецкая власть часто прибегала в последние годы в стремлении уничтожить оппозицию. Почти каждую неделю центральная прокуратура Анкары предоставляет отчёты о расследованиях с требованием снятия депутатской неприкосновенности с членов парламента от ДПН.

ПСР воспользовалась неудачной попыткой военного переворота 15 июля 2016 года, превратив это в возможность для собственного политического переворота и узурпации власти в условиях чрезвычайного положения, объявленного по всей стране. Первым актом правительства, которое было создано при поддержке коалиционного партнёра ПНД, стало лишение местных правительств их полномочий. После этого власть начала душить все оппозиционные СМИ, а также ограничивать общество в целом. Даже спустя два года после того, как чрезвычайное положение было отменено, меры, которые были узаконены тогда, продолжают применяться повсюду.