Продолжение анализа Оджалана относительно ПСР - 2 часть

Оджалан рассматривает ПСР в социо-психологическом контексте.

Этот подход являются крайне важными для данного исследования. Так, в 2008 году ПСР стала, в прямом смысле этого слова, самой жесткой государственной партией войны: «Она не прекращала свои действия, наоборот, продолжала расширять и развивать масштабы войны. ПСР, как никакая другая партия ранее, является максимально о государственной партией, ведущей частные войны».


Абдулла Оджалан говорит, что «ПСР — это созидательная сила зеленого турецкого фашизма, это партия, которая за счет внутренней и внешней гегемонии до сих пор держится у власти».


Нельзя забыть и тот факт, что появление ПСР на политической арене страны ознаменовало новый период государственной диктатуры. «Восьмидесятилетняя гегемония белого тюркизм в республике исторически медленно и болезненно перешла в стадию зеленого тюркизма, который сегодня проявился в умеренном исламе. Конечно же, это не означает, что государство полностью охвачено этой идеей, но оно точно перешло на этот путь. Вместо белого фашизма с истоком в Анкаре пришел зеленый фашизм из центра Конья-Кайсери, который в процессе трансформируется в монополию государственной силы. И это четко запланированное действие, результат которого проявится в 2023 году к столетию основания Турецкой республики».


Давайте, для начала, проанализируем взгляды ПСР относительно курдов. Оджалан подробно рассмотрел политику ПСР не во время двусторонних переговоров, а в своей защитной речи. Относительно курдского вопроса он подчеркнул, что в правящей партии существует суннитский и тюркский характер отношений. Лидер Апо пишет: «ПСР еще сильнее будет укреплять в национальном государстве турецкую идентичность и суннитско-исламскую идеологию. И теми, кто станет проблемой в этом направлении, будут курды. Небольшая часть вооруженных сил потому и сотрудничает с государственной гегемонией, что через подавление курдской идентичности хочет сыграть важную роль в становлении исламской идеологии в стране».


Оджалан утверждает, что со стороны ПСР также будет продолжаться уничтожение курдов: «Сегодня гегемония государственной власти пробует и продолжает испытывать новые способы для ликвидации курдской идентичности. Первые пробы были сделаны под знаменем турецкой „Хезболлы“ (курдский народ называют ее „Хезбол-Контра“) в 1990-ых годах. О ее создании открыто заявил тогда основатель преступной организации „Жандармская разведка и борьба с терроризмом“ (тюрк. JITEM) Албай Ариформ. Всем известно, что эта структура несет ответственность за десятки тысяч жертв в Турции. После этого ПСР перешла ко второму этапу. Фашистская партия ПСР вместе со своими союзниками, в частности, американским движением Фетхуллаха Гюлена, которое США использует в противовес зеленой идеологии тюркизма, применила в Курдистане новые методы уничтожения народа. Основным инструментом в этой схеме была идеология умеренного ислама суннитского толка. Вместо прежней преступной организации убийств „Хезбол-Контры“ ПСР устанавливает формацию, которую мы можем назвать своего рода курдским ХАМАСом. При этом новый метод белого и черного тюркизма не предполагает прекращения уничтожения курдов, а, скорее, дополняет и изменяет свой подход. Он подразделяет „противостояние партийного и государственного террора“ на экономическую, социальную, культурную, психологическую, военную, политическую и дипломатическую составляющие.


Вскоре, по соглашениям протокола 2 мая 2007 года в Долмабахче (подробности которого тогдашний премьер-министр Эрдоган и Яшар Бююканыт обещали не разглашать до самой смерти) и договору с США 5 ноября 2007 года были определены и до сих пор продолжаются намеченные действия международного заговора. ПСР была создана для услужения гегемонии сил США — Англии — Израиля на Ближнем Востоке, и сейчас требует от них увеличения своей доли власти в регионе. Это связано с тем, что турецкое правительство хочет ослабить влияние армии, предотвратить дальнейшие перевороты и получить свой кусок колонизаторского пирога на Ближнем Востоке».


Относительно курдского вопроса Абдулла Оджалан объясняет, что в основе деятельности ПСР существует приверженность к прежним методам борьбы турецких властей против курдской идентичности (как онтологическая реальность) и свободы (в просвещении и организованности). «По-другому не получается удержать власть, — пишет он. — Против курдской идентичности и насильственного уничтожения повстанческих движений с 1925 года применяются идеи сионизма и турецкого национализма. Кроме этого, для своей защиты ПСР в дальнейшем начала использовать исламский фактор. В общем, все методы уничтожения курдской культуры основываются на трех формах турецкого национализма: сионистский турецкий национализм, расовый тюркизм и турко-исламизм. И сколько бы данные виды национализма не противоречили друг другу, у них есть общие черты в противостоянии курдской идентичности. Это то, что в фашистском режиме назвали бы «бронзовым законом».


По словам Оджалана, первые восемь лет правления ПСР очень схожи с первыми восемью годами Республиканской партии (1923-1931 годов). В обоих случаях мы видим, что доминирует однопартийный режим.


Интересно, каковы представления ПСР о текущей и будущей политической ситуации в стране? Она прямо заявляет, что будет продолжать свою работу по ликвидации курдской идентичности.


По мнению Оджалана, руководство ПСР пошагово хочет захватить не только страну, но и всю гегемонию управления над ней. Подобно периоду основания Турецкой республики, в процессе упадка государства, она стремится к абсолютному преобладанию и также использует белый тюркизм для уничтожения курдского самоопределения, применяя становления фашизма как инструмент подавления волеизъявления курдов. Ликвидация этого народа предстает тем фактором, который умаляет в наших глазах просветительскую и демократическую сущность республики. Другими словами, в основе демократизации и прогресса Турецкой республики лежит свобода курдского народа.


Напоследок ПСР Абдулла Оджалан дает несколько предостережений относительно ПСР. Во-первых, он определяет, что ПСР имеет тенденцию балансировать внутри страны, и по примеру турецкой тайной ультра-националистической организации «Эргенекон » извлекает для себя хороший урок.


Во-вторых, ПСР не пойдет на внутренний мир и демократию, но при этом встретит большое давление со стороны эффективной оппозиции в стране. В частности, партия навязывает себя курдам и стремится упорно утвердить себя в их сознании. И если курды не увидят сдвига в стремлении к миру и демократии со стороны властей, то приведут ПСР к ее исходу.


В-третьих, пока ПСР не пойдет по пути значимых демократических перемен и мира, она никогда не сможет уберечь себя от дальнейших переворотов и заговоров, которые сейчас имеют место быть.