Пайлан: Анкара застряла в спирали коррупции

«Анкара застряла в спирали коррупции и расточительства. Нам нужно сдвинуть колесо в другую сторону», – сказал экономический эксперт и депутат парламента от ДПН (Демократическая партия народов) Гаро Пайлан.

Турецкая лира с каждым днем ​​дешевеет все больше и больше, а цены стремительно растут. Режим Эрдогана вверг Турцию в глубокий экономический кризис. Армянский политик Гаро Пайлан, депутат от ДПН, рассказал ANF об истории и последствиях кризиса.

– Насколько велико количество безработных в Турции и северном Курдистане?

– В настоящее время в Турции десять миллионов безработных. Однако статистическое ведомство говорит только о четырех миллионах. Причина в том, что у оставшихся шести миллионов нет надежды найти работу. Те, кто бросил поиски работы, выпадают из статистики. Согласно нашим данным, каждый четвертый житель Турции в настоящее время не работает. Более того, каждый второй молодой человек является безработным. Статистические органы манипулируют цифрами безработицы.

– Какая связь между ростом инфляции и безработицей?

– Правительство долгое время проводило неправильную экономическую политику. Оно размещает деньги на рынке и бесконтрольно направляет их своим сторонникам. По этой причине Турция оказалась в ловушке инфляции, валютных курсов и процентных ставок. В этой неопределенной ситуации инвестиции в Турцию не идут. Более того, уровень безработицы вырос гигантски. Экономика подобна человеческому телу: если артериальное давление, уровень сахара и сердце в норме, тело также в целости. В Турции эта структура не работает.

Все зависит от одного человека. Есть экономическая система, которая поддерживает сторонников режима и обогащает один процент населения. Это коррупционная экономика, поэтому об инвестировании в Турцию речи быть не может. Большинство граждан страдают от бедности, и их бедность постоянно увеличивается. Пока в стране будет сохраняться режим единовластия, людей по-прежнему будет давить инфляция.

– По данным Всемирного банка, в Турции образовался слой из 1,5 миллиона новых бедных. Но министерство по делам семьи и социальных дел заявляет, что бедности больше нет. Что из сказанного является правдой?

– Министерство семьи и социальной политики и министры живут на своих виллах. Конечно, в их окружении нет бедности. Да, бедности во дворцах и среди сторонников ПСР нет. Министр по делам семьи и социальной политики не может чувствовать себя бедным. Она может жить в своем роскошном дворце. ПСР покончила с бедностью в своем окружении. Но чем богаче они становились, тем беднее становились остальные. Они отрезаны от людей и не знают потребности народа. Если бы они пошли на базар, чтобы посмотреть, в каком положении находятся лавочники, или если бы они остановились в окрестностях, они бы увидели, насколько глубока бедность. Бедность значительно возросла за последние 20 лет, потому что людям нужно гораздо больше, чтобы выжить. Вот почему люди тонут в долгах. Их доход далеко не покрывает их основные потребности. Правительство может утверждать, что бедность закончилась в их собственном мире грез, в их собственных стеклянных особняках. Но это неправда.

– После объявления минимальной заработной платы цены на продукты питания, газ и электроэнергию были повышены. На ваш взгляд, достаточно ли минимальной заработной платы в 2825 лир (около 320 евро)?

– Минимальная заработная плата, похоже, немного выше уровня нищеты. Однако, если вы посмотрите на рост цен на десять-двадцать процентов в январе, то поймете: пройдет самое большее несколько месяцев, прежде чем минимальная заработная плата снова станет ниже черты голода. Это позор для страны. Нашим гражданам обещана сумма, которую хватает только на пропитание. Тем не менее существует черта бедности в 8 200 турецких лир с учетом арендной платы, счетов и других расходов. В этом контексте мы предложили, чтобы минимальная заработная плата не облагалась налогами и составляла 4000 турецких лир нетто. Но режим ввергает людей в нищету. 2825 лир – это ничто. Но мы нищета закончится, если мы будем противостоять ей вместе. В Анкаре наблюдается спираль коррупции и расточительства. Мы должны повернуть колесо в другом направлении. Как ДПН мы предпримем важные шаги в этом направлении в ближайшем будущем.

– Только в 2020 году в Турции появилось 96 тысяч новых миллионеров. С другой стороны, долг домохозяйств составляет 800 миллиардов долларов. С чем связано это неравенство?

– В странах, где нет социальной справедливости, небольшое меньшинство становится богаче, а остальные обеднеют. В Турции много ресурсов, наши люди стараются на работе. Если бы в Турции установился справедливый порядок, никто бы не остался в стороне. Но когда очень важную часть ресурсов забирает один процент общества, а очень большая часть населения находится в долгах, о социальной справедливости не может быть и речи. Сторонники ПСР, их супруги, друзья и родственники стали по-настоящему богатыми, а остальные обеднели. Пока дворец и единоличный режим продолжают править, значительная часть населения Турции будет беднеть, а сторонники режима будут продолжать процветать.

– В курдском регионе дела обстоят еще хуже, чем в Турции. Какова экономическая политика правительства по отношению к северному Курдистану?

– Курдистан – очень важный вопрос, если вы хотите говорить о неравенстве в регионах Турции. Это регион, который эксплуатируется более ста лет. В нем не было инвестиций в такие области, как образование, здравоохранение и наука, и это регион, где нет свободы. Поскольку в Курдистане нет свободы, там невозможно построить функционирующую экономику. Это верно не только для Курдистана. Черноморский регион также сильно отстает, когда мы смотрим на социальное неравенство. Мы видим, что значительное количество ресурсов направляется в западные провинции. Многие районы обеднели и обезлюдели. Крайне важно вкладывать инвестиции в развитие отсталых регионов. Но правительство в этом не заинтересовано. Все, что его волнует, – это углубление эксплуатации. Вот как он эксплуатирует экономику Курдистана. В определенные районы у Черного моря, в курдский регион и в Анатолию должны быть срочно направлены инвестиции.

– В бюджете на 2021 год на войну предусмотрено более 250 миллиардов лир – четверть бюджета. Что вы на это скажете?

– Очень важная часть бюджета на 2021 год зарезервирована для дворца, войны и сторонников ПСР. ПСР построила экономику, которая служит только ей. При этом режим продолжает расширять свою «политику безопасности» и военную политику. В бюджете 2021 года на безопасность будет потрачено более 250 миллиардов турецких лир. Граждане могут спросить: «Что угрожает безопасности страны?» А мы говорим: «Мы не обречены на военную политику. Бюджет – это выбор».

– Как вы думаете, какой экономический вклад может принести политика, ориентированная на мир?

– Если вы предпочитаете военную политику, ваши ресурсы идут на системы С-400, танки, пушки и ракеты. Но если вы отойдете от военной политики и укрепите мир, тогда ваши ресурсы пойдут на зарплаты учителей, на людей, выходящих на пенсию, на списание долга за обучение, на отмену налогообложения минимальной заработной платы. В этом смысле я хотел бы обратиться ко всем нашим гражданам, требования которых не были выполнены: если мы построим мир, экономические трудности будут устранены и будет достигнуто процветание. Политика войны приводит к тому, что мы теряем и наш мир, и свой народ, и наше процветание, и оставляем людей в крайней нищете и лишениях.

Мы знаем, что нас грабят. Об этом должны знать все наши граждане. Здесь налоги платят восемьдесят три миллиона человек. Но ресурсы поступают к пяти подрядчикам. Это не что иное, как грабеж. Это прикрывается непрозрачностью. В условиях демократии граждане говорят: «Я плачу свои налоги и требую ответственности за них». Пока мы не можем требовать ответственности по расходованию налогов, грабеж будет продолжаться. Я призываю всех наших граждан требовать отчетности по своим налогам. Мы пытаемся отстаивать это требование и в парламенте».