Шахин Доган: эти запреты нас не запугают

Спектакли, концерты и выступления курдских артистов продолжались и в 2021 году, несмотря на все запреты и репрессии. Шахин Доган из Культурного центра Месопотамии (КЦМ) говорит, что запреты не мешают им организовывать спектакли.

Культурный центр Месопотамии (КЦМ) был создан 30 лет назад и, несмотря на все запреты и игнорирование курдской культуры и языка властями, за эти годы создал произведения искусства во многих областях, бросив вызов политике угнетения. Запреты же сохранились и по сей день. Празднование 30-летия основания центра было запрещено администрацией губернатора района Кадыкёй 16 октября, за несколько часов до начала мероприятия. Запрещены были не только мероприятия КЦМ. Запрет,  действовавший во всех областях курдской культуры, продолжается и в 2021 году. Касается это и последних 6 месяцев, когда художественные мероприятия проходили после эпидемии...

Скульптор Шахин Доган, один из работников КЦМ, рассказал «ANF» обо всех попытках помешать курдской культурной жизни и о политике давления.

Политика 100-летней давности

Объясняя, что запреты не ограничиваются сегодняшним днем, Шахин Доган подчеркивает, что эта проблема возникла еще во время создания республики: «Давление на курдов оказывается на протяжении почти 100 лет. Культурный геноцид осуществляется на протяжении долгого времени. По сути, у нас имеется структура, которая имеет своей целью культурное уничтожение народа, и на этой основе была построена республика.

Возможно, в прошлом эти методы меняли свое название: раньше это был план Восточных реформ, сейчас это называется по-другому. Но следует отметить, что если посмотреть на эту политику 30-40 летней давности, то можно увидеть, что она была, так сказать, в определенной степени успешной, и некоторые курды действительно стали стыдиться своей идентичности. Турецкая Республика – это национальное государство, которое не приемлет никакой другой культуры, языка, идентичности, кроме своей. Конечно, они рассматривали курдов как самую опасную из этого спектра различных групп. Поскольку курды – это народ, который трудно ассимилировать и уничтожить, и они оказывают сопротивление. Так, в рамках национального государства геноциду подвергли армян, пользуясь Законом о депортации, и уничтожили их народ. Но сделать этого с курдами они не смогли».

Название теперь другое, а цель осталась прежней

По словам Догана, название этой политики, реализуемой на протяжении 100 лет, изменилось, но цель её осталась прежней: «Сейчас политика геноцида стала более утонченной, она называется культурным геноцидом. Сегодня это еще не закончилось, и 100-летняя государственная политика реализуется в процессе дальнейшей доработки. Сегодня ее название уже не «План реформирования песен». Последние 5 лет он называется «План распада».

Фашизм реализуется более открыто

Заявив, что КЦМ был основан для противостояния этой политике, Доган сказал: «КЦМ возник как ответ на такой вариант геноцида. КЦМ был создан не в период экономического процветания. Напротив, он был создан в условиях давления, чтобы сохранить нашу культуру. Создавать искусство здесь – значит ходить в горящей одежде, и люди искусства это понимают. История КЦМ насчитывает 30 лет существования. За эти 30 лет были годы, когда фашизм вел себя более открыто, потом были годы, когда он был скрытным, действуя так, как будто дал курдам некоторые культурные права. Это выглядело так: «Вы можете жить со своей курдской идентичностью как личность, но вы не можете существовать, реализуя ваши права, как народ». Вот что я имею в виду под скрытым фашизмом. Когда мы анализируем последние пять-шесть лет, то видим, что этот фашизм больше не может скрывать свою реальность. На деле, сейчас фашизм действует более открытым способом».

КЦМ осведомлен об этой политике

Шахин Доган подчеркивает, что за этот 100-летний период фашистская политика усилилась и стала более заметной: «Возможно, мы сталкиваемся с самой усиленной формой политики разрушения, которая проводилась в течение 100 лет. Потому эти запреты нас не удивляют, и мы считаем фашизм, действующий тайно, более опасным. Здесь проявляет вражду в более открытой форме, он говорит прямо: я не приемлю вашего существования, языка и культуры. Не в своих рассуждениях, а в своих действиях. Раньше он говорил это и в своих рассуждениях. Но теперь, по крайней мере, он признает существование курдского народа. И самая очевидная причина признания существования курдов – это их борьба.

В прошлом курдов не было. Сейчас курды есть, но у них нет прав. Если посмотреть правде в глаза, то их существование не признано окончательно до сих пор. Вот почему существует КЦМ – организация культуры и искусства, знающая обо всей этой политике, проводимой в течение последних 30 лет. Она была организована именно для борьбы с этим положением дел. Она все еще продолжает делать свою работу, как делала её с первого дня своего существования».

Если у нас нет своей сцены, мы создадим ее.

Доган также подчеркнул, что запреты будут существовать всегда, и добавил, что эти запреты не запугивают ни центр КЦМ, ни тех, кто ведёт народную борьбу. На самом деле, сказал он, «все эти запреты укрепляют их. Запреты будут, но мы не ждем, что государство облегчит нам жизнь. Мы будем продолжать искать свой путь, как мы делали это последние 30 лет. Мы будем создавать свои собственные возможности. Если мы не сможем найти себе сцену, мы создадим ее сами. Мы будем продолжать выходить на улицы. Эти запреты делают нас сильнее. Они не мешают нам...  Когда был основан КЦМ, у нас не было своей сцены. Мы ставили свои спектакли и организовывали мероприятия в помещении, где могли поместиться 100 человек. В то время мы играли среди людей, выступали на митингах. Сегодня мы снова делаем свое дело среди людей. Например, мы ходим на свадьбы, и там тоже случаются нападения, но мы будем продолжать делать свое дело, несмотря на всё давление. Мы также стараемся проводить наши мероприятия на всех возможных площадках.

Сегодня существует и цифровое пространство. Например, если бы мы организовали концерт на наше 30-летие, то, возможно, к нам пришло бы 5 тысяч человек. Но поскольку он был запрещен, к нам пришло 100 тысяч человек. Дело не только в запрете концерта или спектакля. Они пытаются сделать так, чтобы народ не мог свободно дышать. Вот почему борьба так важна, вот почему культура и искусство являются ее столпами. Эта борьба заключается в том, чтобы показать существование народа, крепко стоящего на ногах».