Карасу: Турция хочет завершить свой коварный план

Член АОК Мустафа Карасу сказал, что Турция хочет завершить международный заговор, начатый в 1999 году, путем ликвидации курдского движения за свободу.

Последние атаки были спланированы Турцией и ДПК при поддержке США, как заявил член Исполнительного совета Ассоциации обществ Курдистана (АОК) Мустафа Карасу. Он сказал, что каждый играет свою роль в планировании этой атаки: «Осада Метина силами ДПК и разделение партизанских районов входит в план оккупации. Суть этого плана заключается в следующем: ДПК будет наковальней, Турция – молотом.  Таким образом, курдское движение за свободу будет ликвидировано». 

Подчеркнув, что это будет означать завершение курдского геноцида и уничтожение всех достижений, Карасу подчеркнул, что народ Курдистана должен смотреть на происходящее с этой точки зрения.

Член исполнительного совета АОК Мустафа Карасу посетил специальную программу Medya Haber TV и ответил на вопросы корреспондентов.

– Лидеру курдского народа Абдулле Оджалану не разрешают встречаться со своими адвокатами и семьей.  От него давно не было никаких новостей.  Как вы оцениваете эту ситуацию?

– Лидер курдского народа изолирован. Его изоляция является частью угнетения людей. Отделить лидера от борьбы за свободу курдского народа означало бы не понимать реалии нашей борьбы. Нынешняя изоляция является частью политики, проводимой турецким государством с 5 апреля 2005 года. Это геноцид курдов – вот как это следует понимать.  Важно сочетать борьбу курдского народа за свободу с борьбой за освобождение лидера курдского народа. Необходимо видеть единство между разрушением изоляции, уничтожением фашизма и борьбой за свободу курдского народа. Мы уже продемонстрировали эту целостность с помощью движения «Время свободы пришло». События показывают, насколько верен наш путь, насколько точно он был продуман и выполнен.

 Борьба нашего народа с этой угрозой продолжается. В то время как партизаны борются против оккупации, пытаясь изгнать захватчиков, они также борются за свободу Абдулла Оджалана. Мы боремся с захватчиками идеями и духом лидера курдского народа.

– ДПК попыталась проникнуть в зоны обороны Мидия, находящиеся под контролем партизан в Метине. Турецкие военные самолеты начали наносить удары с воздуха. Как вы отреагировали на эти действия ДПК?

– Чтобы ответить на этот вопрос, недостаточно оценить только это событие или текущую осаду ДПК в партизанских районах. Если мы возьмемся разбирать ситуацию в целом, мы сможем понять ее правильно и проявить правильное отношение.

Два года назад ДПК сосредоточила свои силы в Зини Варта. Это не просто размещение вооруженных сил ДПК в Зини Варта, это часть политики ликвидации Курдского движения за свободу, проводимой ДПК.  Отношения США, Турции и ДПК вышли на первый план в рамках концепции ликвидации борьбы за свободу, возглавляемой РПК.

 Затем начались атаки в Хафтанине со стороны Турции. ДПК хотела обосноваться в определенных районах вместе с иракскими пограничными войсками, и командир иракских пограничных войск был застрелен, когда встречался с нашим товарищем в результате невыполнения требований ДПК. По плану было убить нашего полевого командира и командира иракского пограничного отряда, который вел переговоры с партизанами.

 Эти нападения продолжились в Гаре. Последние нападения на Зап, Авашин и Метину являются более полным воплощением этой концепции.

 Сейчас для них главная мишень – партизаны, однако окончательная цель врага – курдское освободительное движение в целом. Для достижения этой цели и используется ДПК.

 Итак, мы можем сказать: в 1999 году в Дамаске был осуществлен международный заговор с участием турецкого государства, США и Израиля, в том числе ДПК. С помощью этого заговора в 1999 году наше Движение за свободу пытались ликвидировать. Однако за эти 22 года, несмотря на все нападения, наше Движение получило дальнейшее развитие.  РПК окрепла и усилилась, ее политическое влияние на Ближнем Востоке возросло, и те, кто осуществлял заговор, не так сильны, как раньше. Теперь эту цель, а именно ликвидацию РПК и нашего Движения за свободу, в настоящее время пытаются осуществить в Зоне обороны Мидия. 

 Это нападение Турция и ДПК спланировали вместе. Но за этим стоят международные силы. План ДПК по осаде Метины и разъединению партизанских районов заключается в следующем: ДПК будет наковальней, турецкое государство нападет и станет молотом. Таким образом, наше движение будет ликвидировано.

 В Гаре партизанские районы были окружены в прошлом году, были столкновения. Теперь эта атака стала всеобъемлющей в Метине, Запе, Авашине. Эта операция больше не локальная.  Ликвидация РПК стала целью турецкого государства на пути геноцида курдов. Они хотят завершить финальную стадию этого заговора. Заговор, который был начат в Дамаске путем ликвидации РПК в 1999 году, теперь хотят завершить. 

 Партизаны этому яростно сопротивляются. Они противостоят оккупации в Гаре, они противостоят здесь. Пока турецкое государство не смогло достичь своей цели и зашло в тупик. И это несмотря на то, что они атаковали партизанские районы всеми средствами. Сопротивление, оказываемое партизанами, поистине самоотверженно. Турция вошла в своеобразное болото. Она была очень ограничена в действиях в течение полутора месяцев, и партизаны наносили удары каждый день. Враги не добились успеха, кроме получения контроля над некоторыми местами вблизи турецкой границы и политических границ в Турции. Солдаты турецкой армии находятся в осаде партизан. Это точка, которой сопротивление достигло за последние полтора месяца. 

Теперь осада партизанских территорий силами ДПК фактически должна помочь турецкому государству. В то время как Турция терпит поражение, теряет солдат каждый день, ДПК приходит и пытается спасти турецкое государство. Это неприемлемая ситуация: когда курдское движение, курдское общество и РПК борются вместе против геноцида, силы ДПК приходят на помощь Турции. 

Теперь о зонах обороны Мидия. Это военная зона. ДПК утверждает, что партизаны мешают, создают трудности в жизни населения. Напротив, где бы ни присутствовали партизаны, люди там живут в безопасности.

 Турецкое государство хочет ликвидировать партизан, бомбя эти районы, нападая на людей, эвакуируя их, уничтожая виноградники, сады, дома и убежища. Вот что происходит на самом деле. Таким образом, предпринимаются попытки разрушить жизненное пространство партизан путем бомбардировки гор в зонах обороны Мидия. Перед лицом этой ситуации для ДПК неприемлемо поддерживать турецкое государство, осаждая партизанские районы вместо того, чтобы противостоять оккупации. Турецкое государство находится в тупике, в болоте.

Мы не можем согласиться с тем, что ДПК помогает Турции. Это предательство – другого объяснения этому нет. То, что сделала ДПК, неприемлемо с точки зрения борьбы курдского народа за свободу, с точки зрения курдской истории. Полтора месяца идет ожесточенная война, турецкое государство проигрывает, и вот ДПК хочет прийти Турции на помощь и осадить партизанские районы, чтобы уменьшить потери врага и заставить партизан отступить.

 Давайте посмотрим, как действует ДПК. В Турции есть SİHA – система, апределяющая координаты. Турецкая авиация атакует, силы ДПК пытаются продвигаться. Это делается открыто. Поскольку нормальная пешмерга не борется против РПК, ДПК использует свой спецназ. ДПК наступает под защитой турецких боевых самолетов и использует систему SİHA. Это прямо означает, что ДПК вступает в войну на стороне Турции, – другого объяснения этому нет. Ситуация действительно серьезная. 

Вооруженные силы ДПК осаждают партизан, некоторые бойцы гибнут в этом районе. Другими словами, некоторые из солдат вооруженных сил ДПК, спецподразделений, гибнут.

Сообщается, что одно из подразделений спецназа было сбито турецкими военными самолетами. Это возможно – мы еще не знаем правды. Однако осада партизанских районов и проникновение в партизанские лагеря означает конфликт. ДПК говорит: «Партизаны должны убираться оттуда, я войду». То есть ДПК делает то же самое, что и турецкое государство. Что будет делать партизан? Сдаст ли он эти позиции? Конечно, партизаны будут сопротивляться на территориях, в которых они находятся. Партизаны здесь уже 40 лет, у них тысячи погибших в этих местах.  Это не новая операция турецкого государства, оно входило сюда много раз. Теперь турецкое государство хочет оккупировать руками ДПК. Немыслимо, чтобы партизаны покинули этот район и позволили атакам Турецкой Республики достичь своей цели.

Фактически эти районы наиболее важные в южном Курдистане.  Завтра это приведет к оккупации и аннексии Южного Курдистана.  Теперь отступить явно означает сдаться.

 Турецкая армия сжигает и разрушает села, как Саддам делал это в прошлом. Власти Южного Курдистана выступают против этого? Напротив, они узаконивают атаки турецкого государства, дают координаты, где находится РПК.

 Мы не можем с этим согласиться.  Курдский народ этого тоже не приемлет. Такой подход ДПК служит политике геноцида курдов.  Что делает турецкое государство в северном Курдистане – с курдскими политиками, курдским народом? Совершенно очевидно, что они сделали в Рожаве. Турция не приемлет существования курдов, в том числе и в южном Курдистане. Разве турецкие власти не всегда это говорили?  «Мы не совершим ту же ошибку, которую совершили в северном Ираке и в северной Сирии», – ссказали они. 

В этом отношении нынешний подход ДПК становится частью политики, которая не признает существование курдов и направлена ​​на то, чтобы в будущем захватить весь южный Курдистан. Это должен видеть каждый.

 Эрдоган заявил, что нападет на «Махмур». В тот же день, когда ДПК атаковала партизанские районы, турецкие военные самолеты бомбили Махмур. Турция произвела бомбардировки из SİHA. Как связать авиаудар по Махмуру и нападение сил ДПК на Метину? Это конечно же не совпадение. ДПК хочет облегчить ситуацию Турции, осаждая партизанские районы.

Почему Турция сейчас нападает на Махмур? Почему люди Махмура изначально мигрировали? Их деревни были сожжены.  Они требовали свободы, сочувствовали Движению за свободу, выступили против политики геноцида турецкого государства. По этой причине люди в Ботане, в том числе в деревнях Ширнак и Хаккари, не приняли политики по навязыванию так называемой деревенской охраны (попросту говоря, пособников турецкой полиции).

Эти люди отправились в южный Курдистан. Они приехали сюда с надеждой избавиться от угнетения, потому что южный Курдистан – это тоже дом курдского народа.  Теперь, когда жители Махмура уехали, в их деревнях в Ботане приняли деревенскую охрану.  Турция уже имела определенный контроль над деревнями. Жители лагеря «Махмур» – политические беженцы. Они требуют свободы курдского народа, поэтому турецкое государство всегда атаковало Махмур.

Курдский народ подвергается преследованиям, потому что не отказывается от своей свободы и идентичности. Чтобы сокрушить курдское самосознание и идеи свободы курдского народа в северном Курдистане, турецкие власти нападают на Махмур. Никто не может обвинить жителей Махмура в том, что у них есть политические идеи. Никто не может винить их в том, что они сочувствуют лидеру курдского народа. По этой причине нападения турецкого государства не могут быть оправданы. В связи с этим ООН, Ирак, США и Европа должны противостоять этой атаке.  Игнорировать нападения турецкого государства – значит рассматривать эти нападения как законные. 

 «Махмур» будет противостоять атаке турецкого государства.  Я скажу следующее: пусть люди сохранят единство. Пусть они проявят свое демократическое сопротивление.  Нет более праведной борьбы, чем эта. Нападению турецкого государства нет оправдания.  Народ Махмура – это честь курдского народа.  Они заплатили большую цену, покинули свою деревню. Уже тысячи молодых людей Ботана вступили в партизанские отряды. У жителей Ботана тысячи погибших героев. И у людей из «Махмура» тоже.

 Все наши люди, курдские патриоты, должны защищать народ «Махмура». Политика ДПК в этом отношении также должна быть разоблачена. Ирак, ООН и международные организации должны выступить против нападения турецкого государства. По этому поводу жители «Махмура» уже сделали заявление. 

– Каковы последствия молчания властей южного Курдистана по поводу вторжения Турции, а также наступления ДПК на партизанские районы? 

– Турция не скрывает свои мечты об Эрбиле и Мосуле. Чиновники говорят: «Киркук – туркменский город.  Это не курдский город».  Они считают курдские земли своей собственностью. Как они видят северный Курдистан своей территорией, так и южный Курдистан.  Теперь, когда такой подход очевиден, позиция курдских политических партий действительно беспечна.

Власти мешают курдскому народу и его представителям высказываться. ДПК открыто угрожает всем курдским политическим партиям, подавляет оппозицию и реакцию общественности. ДПК оказывает давление и на ПСК. Поэтому молчание курдских политических партий частично объясняется давлением на людей. Но действительно интересно, что они не высказались, хотя турки напали на их дом – южный Курдистан.  Как это возможно? Это историческая безответственность. Это будет невозможно объяснить потомкам. Они думают: «Есть США, есть разные державы, они нас защищают от Турции». Это ошибка – достижения можно защитить только единством курдов. Народ южного Курдистана не может защитить себя, сдавшись Турции, испугавшись ее угроз, промолчав. Разве эта ошибка не была замечена на референдуме и во время оккупации Киркука? Все может измениться. Непонятно, когда и куда приведут политические дела.  Теперь США становятся все менее значимыми для Ближнего Востока, их интересы переместились на Дальний Восток. Другими словами, отношения между государствами могут измениться.  Поэтому главной гарантией должно быть единство собственного народа, единство людей во всех частях Курдистана.

Надо выбраться из этого положения. Считайте хотя бы вторжение со стороны Турции незаконным, даже если вы не можете напрямую поддерживать партизан. Нельзя нормализовать атаки. Сделайте так, чтобы политика турецкого государства была разоблачена в мире и на Ближнем Востоке. Партизаны – это гарантия вашего существования. В этом плане их подход к этому вопросу действительно неприемлем.

Вот, скажем, они делают заявление, в котором обвиняют партизан.  Они представляют сопротивление партизан как несправедливое и возлагают ответственность за бомбардировки деревень на РПК, а не на захватчиков. Это неприемлемо. Турецкое государство и его преступления – это ее вина РПК, нельзя так все перемешивать и путать. Они скрывают правду от курдского народа, чтобы узаконить свои преступные действия. Понятно, что они сотрудничают с турецким государством. 

Партизаны здесь уже 40 лет, они будут сопротивляться, и ДПК не может предотвратить это сопротивление. Политические партии должны это видеть. Если вооруженные силы ДПК окружат партизанские районы, возникнет конфликт, и ДПК понесет за это ответственность.

 Власти блокируют реакцию общественности, пытаются заставить людей замолчать, запугивают арестами. Если РПК или другая партия сделает то, что делает сейчас ДПК, это будет считаться государственной изменой. Курдистан не ограничивается Эрбилем и Сулейманией. В настоящее время, когда Курдистан упоминается в подходе ДПК, понимается только «от Духока до Эрбиля». Им все равно, что будет с курдами, с другими частями Курдистана, им не важно, смогут ли курды жить в безопасности и чувствовать себя комфортно. ДПК жертвует всеми курдами ради своих интересов. Так что курдские политические партии должны быть немного более реалистичными в этом отношении. Такой подход ставит под угрозу всех курдов. Поэтому курдским политическим партиям следует серьезнее подойти к этой ситуации. Им не следует защищать ДПК.

  Масрур Барзани говорит: «Пусть соберется Ассамблея». Если парламент должен собраться и занять определенную позицию, он должен выступить против оккупации. Но, похоже, этого не будет. Что сказали Фазиль Мирани и Бабекир Зебари за несколько дней до начала войны? Что может быть война с партизанами. Эти слова сказаны, чтобы узаконить войну. 

ДПК должна отказаться от такого отношения. Пусть выводят свои вооруженные силы. Пока мы сражаемся с турецким государством, пока воюют партизаны, они не должны вмешиваться. Мы хотим напомнить об этом факте всем политическим силам.

– Какую позицию должен занять курдский народ против сотрудничества ДПК с турецким государством?

– Если какая-либо колониальная держава нападет на РПК, ДПК или любую другую курдскую партию и мы поддержим ее, как это будет называться? Разве это не предательство? В этом отношении курдский народ должен понять то, что делает ДПК, и выступить против. Курдские интеллектуалы и писатели тоже должны занять твердую позицию. Политические партии, администрация Рожавы, партии южного Курдистана должны занять открытую позицию. В такой ситуации нельзя молчать.

– Турецкая армия продолжает грабить природу Курдистана. После использования химического оружия в Южном Курдистане Турция также вырубает леса. Как вы оцениваетеэту ситуацию?

– Сейчас важен вопрос применения химического оружия.  Использование химического оружия в Халабдже – одно из фундаментальных событий, оставившее неизгладимый след в историческом сознании народа нынешнего южного Курдистана. В этом отношении курдский народ действительно чувствителен.

 Теперь Турция использует это же оружие против партизан.  Партизаны убиты химическим оружием. Наша природа отравлена ​​химическим оружием. В результате каждой бомбардировки вспыхивает пожар, леса горят днями и неделями. На протяжении десятилетий в результате нападений турецкого государства в южном Курдистане уничтожаются леса. Любить страну – это любить ее природу, лес, деревья воду, воздух. Сейчас в южном Курдистане к этому вопросу проявляют равнодушие. Столько бомбежек, горят деревья, отравлена ​​вода, применяется химическое оружие, а протеста у властей это не вызывает. 

Сегодня женщина из южного Курдистан говорит, что вырубка лесов несёт смерть курдам. Экологическое сознание очень важно в 21 веке. Во всем мире растет экологическое движение. Почему же им все равно, что будет с природой Курдистана? «Лес – это родина, лес – наша страна», – говорят в рекламе по телевизору. Они ведут такую ​​пропаганду каждый день в то же время уничтожают природу в северном и южном Курдистане. 

Обращаюсь к политикам и активистам: недопустимо хранить молчание, пока южный Курдистан разрушается бомбардировками.  Это негативно влияет на будущее курдского народа, в такой же степени, как и оккупация.  В этом отношении необходимо занять определенную позицию. Люди должны восстать против этого. Народ не должен позволять уничтожить себя, отравив собственную природу.

 – Хотя альянс ПСР-ПНД пытается замять историю с Седатом Пекером, его откровения остаются на повестке дня. Пекер устроил провокацию, сообщив, что будет нападение на алевитов.  Учитывая, что в истории фашистского государства были такие нападения и массовые убийства, насколько серьезно следует воспринимать эти утверждения? 

– Прежде чем ответить на вопрос об алевитах, хочу сказать, что Турция ведет настолько грязную политику, что превратилась в мафиозное государство. Это связано с тем, что курдская проблема не решена. Эту реальность нужно увидеть. В Турции есть две основные нерешенные проблемы.  Одна из них – курдская, другая – проблема алевитов. В Турции проживает не менее 20 миллионов алевитов, которые имеют свою веру, однако власти проводят культурную ассимиляцию.

 Алевиты участвуют в борьбе за демократию, потому что их угнетают, они демонстрируют демократическое самосознание. С одной стороны, Турция хочет создать единую веру и совершить геноцид против курдов. С другой – власти тоже хотят уничтожить алевитов, потому что они принимают участие в борьбе за демократию.

 Сейчас могут быть провокации. Седат Пекер сказал правду. В истории было немало таких провокаций, например, в Мараше произошла резня, Сивасская резня. Теперь в Мараше не осталось -алевитов. В Сивасе не осталось алевитов. Подобные события произошли в Малатье. Алевитских курдов там не осталось. Большая часть Дерсима была эвакуирована в результате интенсивных атак. Были такие зверства. Сейчас алевиты проснулись и не хотят, чтобы их полностью раздавили. Алевиты должны видеть опасность. Да, на провокации нельзя поддаваться, но это не должно означать, что если власти нападут, алевиты должны молчать. Они должны быть организованы и противостоять таким атакам. 

Алевиты подвергаются геноциду, а единственный способ избавиться от геноцида – демократизация Турции.  Если Турция не демократизируется, никто не сможет спасти алевитов от геноцида.  Они должны это осознавать. Необходимо серьезно отнестись к заявлениям Седата Пекера. Алевиты по-прежнему рассматриваются как опасность, угроза этому государству с их демократической позицией и противодействием этому угнетению. Кто поддерживает борьбу курдов, должен также поддерживать алевитов. 

 У этой провокации определенно есть цель: они хотят, чтобы вокруг Элязыга не было алевитов, чтобы Дерсим больше не принадлежал алевитам. 

 В этом отношении оценки и информация Пекера верны, его признания следует рассматривать как очень важные.

 – В то время как грязная политика государства разоблачена изнутри, смогла ли оппозиция занять решительную позицию против нее?

– Положение оппозиции в Турции серьезное. Почему возникли эти банды и мафия в Турции? Если причины этого не видны, нельзя занять правильную позицию в борьбе с ними. 

 В чем обязанность политика? Разве не в том, чтобы вывести государство из этой ситуации? Тогда политикам необходимо занять более последовательную позицию по этому вопросу.  Действительно, перед ними историческая возможность. Почему общество слушает Пекера? Он говорит серьезные вещи. 

 Это означает, что общество выступит против того, что происходит в Турции, и займет определенную позицию. Демократические силы должны противостоять этой грязной политике, войне. Если они не будут выступать против антикурдской политики, значит, у них нет никаких оправданий.

 – 15 июня состоится встреча Эрдогана и Байдена. Каковы будут результаты этой встречи для демократии и курдского народа?

– США и Европа должны быть честны перед собой: если есть фашизм, если в Турции диктатура, то они не должны ее поддерживать. Конечно, они должны быть на стороне жителей Турции. У них не может быть позиции, противоречащей интересам турецких жителей, но фашизм ПСР-ПНД не представляет народ Турции.

Основная цель политики правительства ПСР-ПНД – ликвидация борьбы курдского народа за свободу. По этой причине оно враждебно демократии. Эрдоган пытается заручиться поддержкой курдского геноцида, различными способами вовлекая США и Европу в этот процесс. В этом отношении Байден не должен идти на уступки Эрдогану, чтобы не стать соучастником курдского геноцида.

США поддерживают антикурдскую политику ПСР. В настоящее время США поддерживают атаки на Зоны обороны Мидия. США необходимо отказаться от этой политики, другие страны тоже не должны быть участниками политики геноцида курдов.

– Европа одобрила пакет помощи Турции. Верите ли вы в то, что государство направит эти деньги на реформы?

– Куда делись 128 миллиардов, спрашивает оппозиция у власти Турции. Она не может ответить. Почему? Если правительство тратит эти деньги на общество, на правильные вещи, можно ведь сказать, мол, что потратили их на это и на то. Но власти Турции тратят деньги на грязную войну, отдает их боевикам. Если Турция не может объяснить, куда ушли деньги, то совершенно понятно, что деньги пошли не на добрые дела.

И деньги, которые Турция получит в Европе, она тоже потратит на эту грязную политику. Турция будет тратить все деньги и средства, чтобы поддерживать своё существование. Правительство ПСР уже ослабло и вот-вот падет. Разве не все опросы это показывают? Но Европейский Союз поддерживает Турцию, пытаясь сохранить правительство ПСР.

 Нет денег, которые Турция тратит на беженцев в Сирии, это ложь.  Да, возможно, Турция потратила какую-то сумму на них, но эти сирийские беженцы – дешевая рабочая сила. Турция заставила их работать как рабов. Раньше такой дешёвой рабочей силой были курды, теперь они работают дешевле курдов. Турция не пострадала от этих беженцев. Деньги, которые они заработали, турецкие власти вложили в свою экономику.

Фактически Турция шантажирует Европу. «Если вы этого не сделаете, мы вышлем к вам беженцев», – говорят власти. Турция превратилась в шантажиста, а Европа поддается шантажу. Иными словами, эта финансовая помощь предназначена для спасения фашистского правительства в Турции. Мы рассматриваем политику Европейского Союза именно так.