Алдар Халил: в политике Дамаска есть изменения

Член президентского совета ПДС Алдар Халил заявил, что в отношении режима в Дамаске наблюдаются положительные изменения, добавляя: «Мы видим их отношении к оккупации. Будут сделаны некоторые положительные шаги».

Член президентского совета партии «Демократический союз» (ПДС) Алдар Халилвысказался по поводу того, что РФ и США не готовы выступить против Турции ради защиты Рожавы. Он подчеркнул следующее: «Мы не увидели, что они заняли чёткую и ясную позицию в отношении турецких действий. Они просто говорят что-то в духе «Результат будет плохим, ИГИЛ* (организация, запрещённая в РФ) может возродиться, на борьбу против джихадистов будет оказано негативное влияние, мир и стабильность в регионе окажутся нарушены». Они не требуют от турок остановиться. Соответственно мы проводим необходимую подготовку. Мы не можем на них рассчитывать, также мы не будем ожидать их заявлений. Мы будем бороться вместе с нашим обществом, полагаясь на свои силы, на силы самообороны».

—Изоляционные практики в отношении Абдуллы Оджалана продолжаются почти 15 месяцев. Какова взаимосвязь между усиленной изоляцией и изменениями в Курдистане и на Ближнем Востоке?

—Когда международный заговор только набирал обороты, главной целью было изолировать и запретить философию Оджалана, помешать ей стать элементом возможных изменений на Ближнем Востоке. Система понимала, что она в кризисе. Изоляция, атаки и недопущение распространения идей и философии Абдуллы Оджалана продолжились. Удерживание товарища Апо на острове Имралы направлено на то, чтобы помешать сыграть ему важную роль в изменениях.

Они в дальнейшем лишь усиливали изоляцию, в особенности после 2015 года, так как продолжали наблюдать изменения почти ежедневно. Они видели, что идеи Оджаланапомогали осуществлять перемены. Они знают, что если удастся развить демократический проект на основе идей Оджалана, то им придёт конец. И именно поэтому они усиливают изоляцию.

С другой стороны, в последние годы Турции были нанесены серьёзные удары. Как на внутреннем уровне, так и на международном. Проект, который развивается в регионе, это проект курдского национального лидера Абдуллы Оджалана. Они пытаются отомстить за это, усиливая изоляцию.

По сути, и арест, и само удержание в тюрьме Оджалана противоречат закону. Изоляция является неприемлемым преступлением против человечности. Весь мир, всё человечество, все правозащитники должны выступить против неё.

—17-го июля Турция атаковала Фархада Шибли, вице-президента исполнительного совета Автономной администрации, в Сулеймании. Какую оценку вы можете дать этому нападению?

—Турция выступает против любых демократических, социалистических и освободительных проектов. Она не принимает никаких изменений, направленных на решение курдского вопроса и на обеспечение прав курдов. Автономная администрация создаёт мир и стабильность в регионе, потому что курды, арабы, ассирийцы, туркмены и другие живут под её руководством в мире. Турция отказывается принимать это, так каквидит, что женщины получают свободу, обретают свою волю, общество становится более свободным, а курдский вопрос двигается в сторону решения. Именно поэтому турецкаявласть рассматривает эту администрацию и всех, кто сотрудничает с ней, как врагов. Она постоянно нападает на нас. Турция убила нашего друга Фархата.

— Если обратить внимание на нападение на Фархада, то можно увидеть, что в то же время ДПК атаковала представителей Администрации в Эрбиле, а затем отпустила их только спустя 112 дней заточения. Есть ли здесь какие-то совпадения?

— Когда мы говорим о коалиции ПСР-ПНД, мы понимаем, что ДПК также, пусть и неофициально, является частью этой коалиции. Официально ДПК нигде не упоминается, потому что эта партия не базируется на территории Республики Турция. Однако на деле ДПК давно стала частью этого альянса. Она воплощает проекты ПСР-ПНД, разработанные в отношении Курдского движения. ПСР работает в одной сфере, ПНД в другой, ДПК в третьей. Когда ДПК углубила и расширила свои связи с Турцией, она стала частью коалиции. Она считает себя ответственной за воплощение в жизнь всех планов. А эти планы основываются на враждебности к курдскому народу и освободительному движению.

— В СМИ сообщается, что министр внутренних дел Турции Сюлейман Сойлунесколько дней назад посетил оккупированный Гре Спи. Как стоит рассматривать этот визит?

— Турция оккупировала Гиргамеш (Джараблус), Баб, Африн, Сарекание и Гре Спи. В Идлибе есть группировки, связанные с Турцией. Все эти регионы – от Идлиба до Сарекание – находятся под оккупацией. Ранее турецкие министры, руководители и губернаторы часто посещали оккупационные зоны. Турция всегда говорит: «Теперь это турецкая территория. Мы никуда не уйдём. Напротив, мы будем усиливать попытки расширить наши границы». Война – это реальность. И в данной ситуации может начаться ещё более масштабная война. Турецкая власть утверждает: «Мы продолжим эту войну и оккупируем ещё больше ваших территорий».

— Регион уже подвергается постоянным атакам. На каком уровне находятся ваши приготовления к очередному потенциальному вторжению?

— В прошлом, когда происходили вторжения, всегда начиналось сопротивление. Это была священная война. Многие герои отдавали свои жизни, получали раны в той борьбе. У наших людей будет хорошая поддержка. Те проблемы, недостатки, вскрывшиеся во время прошлых освободительных сопротивлений, были исправлены. Мы также приобрели ценный опыт, в особенности в плане организации общества. После оккупации Африна, а затем и Сарекание с Гре Спи были проведены встречи и расследования. Почему это произошло? Нельзя ли было вывести борьбу на такой уровень, чтобы не допустить вторжения? Сейчас это реальность Революционной народной войны и вовлечённостиобщества в сопротивление путём правильной организации. Не только молодые люди, но и вообще каждый будут принимать прямое участие в сопротивлении. Если это случится, если мы прибегнем к дополнительным новым мерам, основывающимся на нашем опыте, полученном в ходе прошлых войн, Турция будет разбита в случае вторжения. Турция познает реальное положение дел на практике, и мы получим возможность освободить оккупированные районы.

— Существует информация о двухсторонних переговорах между Рожавой и Дамаском. Произошли ли какие-либо положительные изменения в том, что касается позиции Дамаска, в ходе переговоров?

— В этот раз были определённые положительные сдвиги в позиции Дамаска. Раньше когда происходили нападения, они в общем-то отмалчивались. В этот раз люди видят, что они выступили против оккупации. И мы считаем это правильным. В любом случае это их обязанность. Они должны защищать границы страны. Они должны бороться с оккупацией. Переговоры продолжаются. Мы надеемся, что достигнем прогресса по этому вопросу. Нет никаких сомнений, что сдвиги есть. Были сделаны позитивные шаги.

— Какое отношение к возможному вторжению демонстрируют страны – гаранты безопасности в регионе?

— Присутствие мировых сил в регионе основывается на том факте, что все они имеют тут свои планы и проекты. Они не готовы дать отпор Турции, чтобы защитить нас. В связи с этим мы не будем ничего ожидать от них. Если они покажут позитивное отношение к нашим проблемам, это хорошо, мы не будем против. Однако мы не будем полагаться на них, мы не станем чего-то от них ждать. Пока что мы не увидели, что они заняли чёткую и ясную позицию в отношении турецких действий. Они просто говорят что-то в духе «Результат будет плохим, ИГИЛ* (организация, запрещённая в РФ) может возродиться, на борьбу против джихадистов будет оказано негативное влияние, мир и стабильность в регионе окажутся нарушены». Они не требуют от турок остановиться. Соответственно мы проводим необходимую подготовку. Мы не можем на них рассчитывать, также мы не будем ожидать их заявлений. Мы будем бороться вместе с нашим обществом, полагаясь на свои силы, на силы самообороны».